Не повторить бы ошибок

Не повторить бы ошибок

Сорокалетний возраст — это переход от молодости к зрелости. Я посмотрел в Интернете, и увидел, что журналист ИА «Аврора» Кирилл Рычков, тот, что вёл эфир Степана Сулакшина и Евгения Спицына, приближается к этому жизненному рубежу. Хороший журналист, талантливый, и, на мой взгляд, вполне адекватный, так как после эфира искренне проявил интерес к научному багажу, который накоплен в Центре Сулакшина.

Это правильно. Одно дело просто быть говорящей головой, организовывая и сопровождая информационные бенефисы для говорливых гостей, и другое дело иметь свою собственную голову, научиться отличать ценность от фальшивки, действие от имитации, знания от разглагольствования. В сорок лет это очень важное качество. Особенно для журналиста.

Почему я о Рычкове? Меня немного покоробил его вопрос Степану Степановичу (или это было утверждение), когда Кирилл сказал: «Если член КПСС голосует против КПCС, значит он…». Дальше в шуме студии было трудно уловить окончание этого месседжа, но по логике фразы подразумевалось предательство. То есть, если человек в конце восьмидесятых годов прошлого столетия критиковал, Михаила Горбачёва и верхушку КПСС, боролся за очищение КПСС от разваливающей страну высшей партноменклатуры, то это мог быть только предатель.

Сначала я подумал, как же так? В сорок лет не знать, какие события предшествовали распаду СССР и кто в этом виноват — это нонсенс для журналистики. Хотя скорее это нонсенс для постсоветского образования. Потом вспомнил, что это я, будучи постарше, в свои сорок лет знал всё это, потому как пропустил через свою жизнь и разум. А человек 1981 года рождения в конце восьмидесятых ещё ходил в начальную школу, и вряд ли осознавал, что верхушка КПСС делала с его страной.

Вряд ли даже слышал фамилию Сулакшина, члена небольшой группы, именуемой «Демократическая платформа в КПСС». Это объединение членов компартии, сформировавшееся в 1989 году, предполагавшее достичь обновления общества посредством преобразования «руководящей и направляющей» из госструктуры в современную левую политическую партию. То, что КПСС к тому моменту истории буквально рассыпалась понимал каждый интересовавшийся политикой советский гражданин. «Демплатформа» была не единственной в своём роде. Со всех трибун СССР неслись требования отмены «шестой статьи» Конституции СССР и воззвания к легализации многопартийности в стране. К частности, в противовес прозападной горбачёвщине появились Большевистская платформа КПСС, Марксистская платформа КПСС, Объединённый фронт трудящихся, Движение коммунистической инициативы и т. д. Внутри этих движений формировались свои фракции и движения, в том числе и в Демплатформе.

В 1989 году, к моменту падения Берлинской стены, КПСС уже не представляла собой монолитную организацию ни идеологически, ни физически. То есть члены КПСС, если и выступали с критикой, то в рамках внутрипартийной широкой дискуссии, которая шла по всему СССР. И больше всего критики звучало в адрес М. С. Горбачёва, который по факту сдавал не только партию, но всю страну.

В принципе Степан Сулакшин в эфире у Рычкова откровенно сказал: «Я не сделал больших ошибок, борясь за отмену „шестой статьи“ и Демплатформу в КПСС. Горбачев был национальный предатель». С каких пор борьба с национальным предателем и партией КПСС, национальной предательницей страны, партией правящей и потому только и развалившей страну, ставится в упрек?

Другими словами, ситуация в Союзе в целом и в партии, в частности, была куда сложней озвученной формулы «Если член КПСС голосует против КПСС, значит он…». Потому как порядочные члены КПСС боролись за сохранение партии не с самой партией, а с прогнившей верхушкой, фракцией ренегатов в её рядах, за очищение и обновление. Это явление на тот момент имело самую широкую поддержку у подавляющей части народа.

Впрочем, тот период достаточно широко описан в открытых источниках. Речь не о нём. Нынешняя правящая партия «Единая Россия» — зеркальное отображение позднеперестроечной КПСС. Собственно, не только «Единая Россия», а весь госаппарат и парламентские политические партии (по сути, являющиеся сателлитами правящей группировки).

Система горбачёвской власти воспроизводится в путинской. Она сегодня, как и КПСС, не является монолитной. В ней присутствует дискуссия, но дискуссия не общенациональная, а внутриэлитная. И по преимуществу лоббистская. Дележка кормовой базы. Народ исключен из системы. Курс страны не определён. Целей нет. Ценности разбазарены. Ориентиры размыты. Тотальнейшая коррупция и вредительство. Авторитеты оболганы. Здравоохранение, наука, образование, культура деградировали. Надвигается колоссальный экономический кризис, вполне сопоставимый с тем, что переживал поздний СССР.

Ситуация с всенародным голосованием по конституции, как уверенно считает С.С.Сулакшин, повторяет финт Горбачёва с референдумом о сохранении Союза. Именно Горбачёв, борясь за сохранение монопольной власти, выпустил джина из бутылки, допустил в общественной дискуссии саму мысль о возможности ликвидации советской государственности и фактически запустил этот процесс.

К слову, как и сегодня, огромная часть советского общества не могла и мысли допустить о распаде СССР. Горбачёва критиковали и ненавидели, но надеялись на него до самого конца. Надеялись после мартовского референдума 1991 года, надеялись даже после Беловежского сговора.
Путинскую власть, и это уже совершенно очевидно, отторгает большая часть населения РФ. Да отторгает, хотя многие будут до самого окончания кремлёвских конвульсий надеяться, что Путин не предает, что Путин в последний момент изменится сам и сможет спасти страну. Это психология толпы. Инерция, говоря языком физики.

Но Путин не изменится. 20 лет это доказывают. А центробежные процессы уже запущены. Причём не оппозицией, которая в России либо подавлена, либо находится в зародышевом состоянии. А самой властной группировкой. Все эти разговоры о пятом и шестом сроке Путина могут так и остаться разговорами, так как существует вполне вероятный сценарий, что президент не досидит и до 2024 года. Отсюда и вся истерика. Отсюда и слом конституционного порядка страны, в который вовлечён народ, самой властью.

Уже начинают закипать региональные элиты, в частности, на Кавказе. В сети пишут, что на апрель возможно введение режима ЧС по всей стране. Формальный предлог — коронавирус. Силовикам негласно запрещают брать отпуска на вторую половину апреля.

Это ещё не конец путинизма. Но уже «горячо». И если по телевизору не крутятся песни а-ля Тальков, то только потому, что Интернет уже давно «перекусил» статистические показатели просмотров зомбоящика. И в сети поют правдивые песни о коррозии путинизма десятки новых «тальковых» с десятками, даже сотнями миллионов просмотров. Что дальше? Дальше начнется раскол элит, расслоение правящих кругов. Это неизбежный процесс. Как в конце восьмидесятых. Жаль, что тогда, в 1989 году, в СССР не нашлось Сулакшина (а Степану Степановичу было только тридцать с небольшим) с готовой как сейчас для России, программой преобразований государства и новой конституцией СССР. Глядишь, всё пошло бы по совершенно другому пути. И сегодня наша большая страна была бы в мировых лидерах, а не Китай и США.

Сегодня у России Сулакшин и его Программа с проектом конституции есть. Но в партии «Единая Россия» ещё не начались те процессы, которые пережила поздняя КПСС. Пока только единицы депутатов и рядовых членов партии и чиновничества позволяют себе критическую оценку происходящего как во власти, так и в стране в целом. Когда процесс станет массовым, многим единороссам будут аплодировать. Как, впрочем, полагаю и многим очистившимся справедливороссам, либеральным демократам и членам КПРФ. Как спасителям. Как людям, которые перешли на сторону народа.

Главное, чтобы мы (здоровая и выздоравливающая часть общества) успели обрести власть и начать реализацию Программы Сулакшина до того, как путинисты сдадут страну и устремятся к своим оффшорам. Здоровые силы КПСС в 1991 году не успели (не смогли) этого сделать и остановить развал страны. Слишком увлеклись своими внутренними вопросами, доверились негодяям в верхушке партии.

Не повторить бы ошибок. А шанс у нас всех есть. Дай, Бог, чтобы его увидел и Кирилл Рычков. И когда ему исполнится уже семьдесят лет, он мог говорить своим счастливым внукам, что сделал всё, чтобы сохранить Россию. Что не растратил свои силы и талант на ветряные мельницы путинизма.


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
972
3870
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика