«Здесь будет город-сад!» ПНТ о жилищном вопросе

«Здесь будет город-сад!» ПНТ о жилищном вопросе

Авторы: Александр Андреевич Гаганов — эксперт Центра Сулакшина, к.ю.н.; Иван Михайлович Березина — член Федерального политсовета Партии нового типа.

На сайте Центра Сулакшина развернулась острая дискуссия в комментариях к статье 76 проекта Конституции, посвященной жилищному вопросу. Жилищный вопрос «испортил» не только москвичей, возможно даже не только россиян. Комментаторы критикуют проект Конституции Сулакшина и ставят в пример Конституцию СССР 1977 года, где все было «четко и понятно». 

Есть смысл сравнить проект Конституции с российскими и советскими конституциями и уяснить принципиальную разницу между старыми, действующими и проектными новеллами и положениями, вносимыми Партией нового типа в новом Проекте Конституции России.


ПРАВО НА ЖИЛИЩЕ В СОВЕТСКИХ КОНСТИТУЦИЯХ

Как известно, в конституциях РСФСР и СССР 1918 и 1924 годов правам, в особенности социальным, не уделялось никакого внимания: просто не до того было. Поэтому в этих двух конституциях о праве граждан на жилище, тем более бесплатное, ничего не говорилось. Тем более нельзя было гарантировать неприкосновенность жилья, ведь понятно, что в условиях гражданской войны действовало право силы — любое имущество, включая жилье, могло быть изъято в пользу государства, революции или просто бандитов.

В Конституцию СССР 1936 года вошло право граждан на неприкосновенность жилища (статья 128). И только в Конституции СССР 1977 года впервые появилось право на жилище.

Конституционное регулирование жилищного вопроса начиналось уже в статье 11 Конституции, где было сказано однозначно: основной городской жилищный фонд принадлежит государству. И это важное положение для всех государственных гарантий, которые последовали далее по тексту.

В статье 44 Конституции СССР 1977 года говорилось, что граждане СССР имеют право на жилище. Далее было установлено, как государство обеспечивает это право: развитием и охраной государственного и общественного жилищного фонда, содействием кооперативному и индивидуальному жилищному строительству, справедливым распределением под общественным контролем жилой площади, предоставляемой по мере осуществления программы строительства благоустроенных жилищ, а также невысокой платой за квартиру и коммунальные услуги. Из этой формулировки следует, что жилая площадь могла справедливо распределяться под общественным контролем. При этом Конституция не содержала критериев для такого распределения (кроме одного — справедливость). Распределяемое жилье не поступало в собственность граждан, как правило, жилье находилось у граждан на праве социального найма. По Жилищному кодексу РСФСР 1983 года квартиры и жилые дома уже могли быть в личной собственности граждан.

Конституция СССР 1977 года не говорит о том, что жилье будет передано всем гражданам и бесплатно (по факту жилье предоставлялось бесплатно). Конституция предусматривала плату за квартиру, которая должна была быть невысокой.
Конституционные положения конкретизировались в жилищных кодексах, которые принимались в республиках. Например, Жилищный кодекс РСФСР содержал перечень оснований для признания граждан нуждающимися в улучшении жилищных условий. Граждане, нуждавшиеся в улучшении жилищных условий, имели право на получение в пользование жилого помещения в домах государственного или общественного жилищного фонда. Именно в пользование, но не в собственность. Граждане, у которых уже были дома или квартиры в собственности, получали жилье «на общих основаниях».

В общих чертах Конституция РФ повторяет ту конструкцию, которая была в Конституции СССР 1977 года, отсутствуют лишь положения о справедливом распределении жилплощади. В действующей Конституции РФ уже нет положения о том, что жилищный фонд находится в государственной собственности: теперь жилищный фонд может находиться в любой форме собственности. Более того, государство поощряет приватизацию, то есть перевод квартир из государственной и муниципальной собственности в частную. Однако делается это не для того, чтобы люди стали собственниками, получили уверенность в завтрашнем дне, то есть в том, что эта квартира их и никуда от них не денется. Приватизация жилищного фонда в России преследует две основные цели: взимание налогов на имущество с собственников квартир и перекладывание бремени содержания домов на собственников.

Конституция РФ вслед за Конституцией СССР 1977 года закрепляет право на жилище. Но в современном звучании это право на то жилище, которое уже есть у человека. Право на жилище, как, например, и право на жизнь, не означает, что это право получить что-то от государства. Конечно, есть разные трактовки так называемых прав второго поколения. Некоторые исследователи толкуют эти права как право требования к государству. Классической нейтрализацией такого подхода является осознание того, можно ли право требования к государству защитить в суде. При этом право на жилище, точнее на получение жилища от государства, как правило, нельзя защитить в суде.


Даже в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 года право на жилище не упоминается отдельно. В статье 11 Пакта говорится о праве каждого на достаточный жизненный уровень для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни. Но Пакт не требует от государств обеспечить всех граждан жильем. Государства-участники согласно Пакту обязуются лишь принять надлежащие меры к обеспечению осуществления этого права. Какие конкретно это будут меры, определяют сами государства.

Конституция РФ 1993 года идет дальше, чем Конституция СССР 1977 года: она закрепляет правило о том, что никто не может быть произвольно лишен жилища. Ключевое слово здесь «произвольно». По решению суда можно лишить человека жилища, даже если оно находится в его собственности (например, если земля под домом изымается для государственных нужд). Здесь будет действовать правило части 3 статьи 35 Конституции РФ о предварительном и равноценном возмещении. В СССР правила о недопустимости произвольного лишения жилища не было. Это было связано как раз с тем, что граждане, как правило, не приобретали права собственности на жилище. Само жилище оставалось в государственной собственности. Но и государство обычно не злоупотребляло своим правом выселить человека (хотя и такое случалось, если надо было срочно вселить другого, более важного человека). В части 2 статьи 40 Конституции РФ говорится о создании государством условий для осуществления права на жилище.

Подробнее это положение расшифровывается в Жилищном кодексе РФ. К числу таких мероприятий относятся, например, то, что госорганы содействуют развитию рынка недвижимости в жилищной сфере в целях создания необходимых условий для удовлетворения потребностей граждан в жилище; используют бюджетные средства и иные не запрещенные законом источники денежных средств для улучшения жилищных условий граждан, в том числе путем предоставления в установленном порядке субсидий для приобретения или строительства жилых помещений; в установленном порядке предоставляют гражданам жилые помещения по договорам социального найма или договорам найма жилых помещений государственного или муниципального жилищного фонда; стимулируют жилищное строительство; обеспечивают контроль за использованием и сохранностью жилищного фонда; и другие.

Часть 3 статьи 40 Конституции РФ закрепляет привилегии для малоимущих, иных указанных в законе граждан, нуждающихся в жилище. Таким категориям граждан жилище предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами. В общих чертах порядок предоставления жилья малоимущим установлен Жилищным кодексом РФ. Как это происходит на практике, всем известно — медленно и печально. Реализация этого права на бесплатное жилье имеет множество условий, очередь на получение бесплатного жилья растягивается на десятки лет (за которые основания для получения жилья могут отпасть).

Остается вопрос о соотношении формулировки в Конституции СССР 1977 года о «справедливом распределении под общественным контролем жилой площади» и действующей формулировки о бесплатном предоставлении жилья нуждающимся в улучшении жилищных условий и малоимущим. Можно ли считать, что российское государство взяло на себя меньше обязательств, чем советское? Что справедливо: давать жилье только нуждающимся и малоимущим — или всем? Является ли «справедливое распределение» по умолчанию бесплатным? Почему в Конституции СССР 1977 года не говорится, что жилплощадь передается бесплатно? Поскольку распределение жилья и его бесплатное предоставление происходит за счет перераспределения доходов бюджета, в том числе полученных за счет налогов на доходы физических лиц, возникает вопрос: справедливо ли давать бесплатно жилье только малоимущим и нуждающимся, а другим не давать? Справедливо ли давать бесплатное жилье не только малоимущим, но и богатым, не имеющим в собственности жилища?


СПРАВЕДЛИВОСТЬ И ПРАВО НА ЖИЛИЩЕ В КОНСТИТУЦИЯХ СТРАН МИРА

Современные представления о социальной справедливости предполагают наличие конституционных норм о предоставлении жилья только малоимущим и нуждающимся, а не всем. Практически во всех государствах, называющих себя социальными, исповедующих принципы социальной справедливости, в конституциях есть положения о бесплатном жилье. Например, в Конституции Мексики говорится, что делом государственной важности считается создание жилищных кооперативов и строительство дешевого и гигиеничного жилья.

В Конституции Ирана сказано, что основными конституционными задачами экономики являются обеспечение основных потребностей: жилье, пища, одежда, здравоохранение, образование и возможность создания семьи для всех, и другие.

Статья 78 Конституции Египта гарантирует гражданам право на достойное, безопасное и не угрожающее здоровью жилье в порядке, который охраняет человеческое достоинство и социальную справедливость. Здесь интересна непосредственная связь права граждан на жилище и социальной справедливости. Государство обязано разработать национальный план обеспечения жильем, а также разработать проект всеобщего национального плана для решения проблемы неофициальных районов.

Португалия берет на себя обязанности в части обеспечения гражданам доступа к экономичному и социальному жилью (статья 65), что корреспондирует праву граждан на благоустроенное и отвечающее санитарным требованиям жилье соответствующей площади.

Поскольку право на получение бесплатного жилья от государства является своего рода правом-привилегией, то получается, что на практике далеко не каждый может воспользоваться таким правом. Логично считать справедливым то, что каждый человек, отвечающий определенным требованиям (отсутствие собственной жилплощади, отсутствие определенного уровня дохода, наличие иждивенцев и другим), вправе рассчитывать на жилье от государства. Такое право обязательно обуславливается рядом требований. Можно предположить, что каждый согласиться с несправедливостью предоставления жилья тем, кто в состоянии его купить.


ЖИЛИЩНЫЙ ВОПРОС ПО ПРОЕКТУ КОНСТИТУЦИИ СУЛАКШИНА


Комментаторы к проекту Конституции Сулакшина жалуются на статью 76, что «ничего не меняется», «строй себе жилье сам», «перспективы ниже плинтуса», «что нового?» и т. п. Сравним положения действующей Конституции РФ и проекта Конституции Сулакшина, чтобы посмотреть, есть ли различия в смыслах, зашитых в текст.

Уже в первой части статьи 76 различие есть: право на жилище конкретизируется требованиями к такому жилищу. Жилище должно быть достойным и комфортным для проживания. То есть пресловутое «малогабаритное» жилье, «сидячие» ванны в девятиэтажных панельных домах вряд ли могут считаться комфортным жильем.

Комментаторов интересует, как государство будет обеспечивать это право. Вопрос резонный. Может ли разоренная, обанкроченная и нежизнеспособная Россия обеспечить это право? Может ли бедное государство обеспечить это право? Нет. Может ли относительно богатое государство в день вступления такого конституционного положения обеспечить его реализацию в отношении всех граждан? Очевидно, тоже нет.

Конституции нередко содержат положения декларативного характера, как некие ориентиры, к которым государство будет стремиться. Например, в статье 1 Конституции РФ сказано, что Россия — демократическое правовое государство. Статья 7 гласит, что Россия — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Означает ли это, что Россия на практике сразу в декабре 1993 года стала правовым и социальным государством? Нет. Так же и право на комфортное и достойное жилище не может реализоваться государством в отношении всех граждан одномоментно.

Другое дело, что стратегия государства, все программные и подзаконные акты по жилищному вопросу должны быть выстроены так, чтобы достигать цели, провозглашенной в Конституции.

Но некоторые комментаторы, полемически заостряя, вопрошают: «если государство не может дать самое главное — крышу над головой, то на хрен нам такое государство?» А вам государство нужно только для того, чтобы дать крышу над головой? И все?! Только квадратными метрами жив человек?

Но все же поясним, почему в проекте Конституции не написали, что государство гарантирует каждому предоставление жилья. Главная причина в том, что в Проекте Конституции Сулакшина, в русле реализации ее ценностных новелл, введено гораздо более суровое обязательство государства перед гражданами, покрывающее жилищный вопрос как частную задачу. Имеется в виду безусловный императив обеспечения достоинства человека (ст. 28). А это означает, создание в стране целостной среды духовного развития личности так и ее материального достатка, причем с возможностями честного заработка и владения. Да-да, в общем случае человеку, семье условия в государстве должны гарантировать возможность заработать на достойное жилье и землевладение как условие их полноценной жизни. Эта же политика государства должна помогать в беде (больным, попавшим в критические обстоятельства) реализовать достоинство их жизни путем адресной и своевременной государственной помощи. Разве такой подход не более честный, и для государства обязательство ответственнее и серьезнее просто механической раздачи квадратных метров?

Конкретизируя, государство по Конституции Сулакшина итог своих обязательств перед гражданами понимает не просто ограничиваясь решением жилищной проблемы (создав условия трудящемуся человеку заработать достойное жилье, а попавшему в форс-мажорные условия — предоставляя деятельную соцзащиту), оно для обеспечения достоинства жизни ультимативно должно обеспечить инфраструктуру качества его жизни — красивые детсады, школы (воспитывающие человека-творца, а не фурсенкового потребителя), дома творчества, театры, залы и прочую инфраструктуру доступа к искусству, зеленые зоны и парки вокруг жилых зон, качественные дороги, возможность культурного туризма, отдыха и путешествий по стране, безопасность и т.д. — все это ведь и есть важнейшие составляющие обеспечения достоинства личности как комплексного обязательства государства перед своими гражданами, а не только крыша над головой как таковая.

Потому вопрос в контексте конституционного регулирования жилищной проблемы граждан должен формулироваться шире: есть ли у человека реальная возможность приобрести жилье, соответствуют ли цены на жилье средним доходам граждан? Установлена ли законом какая-либо зависимость между стоимостью квадратного метра и минимальной зарплатой гражданина? Есть ли ограничение на стоимость квадратного метра? Есть ли обязательная адекватная ставка по ипотечному кредиту? Есть ли обязательства государства обеспечить качественную инфраструктуру обустройства территорий? И т.п.

В действующем российском законодательстве таких императивов нет. Именно поэтому складывается ситуация, когда среднестатистический человек, сколько бы он не работал, не может купить квартиру без кредита. А кредит это кабала, потому что по ипотеке приходится в итоге выплатить в два раза больше, чем стоила квартира. И все это при том, что по существу человек покупает воздух между стенами.

В части 2 статьи 76 проекта Констуции Сулакшина говорится, что государственные органы поощряют жилищное строительство, гарантируют реализацию права на жилище посредством развития государственных и частных жилищных фондов, оказания содействия в приобретении достойного и комфортного для проживания жилища. Это уже более конкретная формулировка, чем в части 2 статьи 40 Конституции РФ. Что нового мы тут видим? Как минимум — это специальные жилищные фонды, из которых будет предоставляться жилье. Это не исключает других методов регулирования жилищного вопроса, указанных выше — регулирования цен на жилье и процентов по ипотечным кредитам. Это также не исключает возможности предоставления жилья многодетным семьям, например, при рождении третьего-четвертого ребенка — «автоматически».

Часть 3 статьи 76 проекта содержит стандартные правила в отношении малоимущих и нуждающихся, социально незащищенных граждан. Причем предусмотрено предоставление им жилья не только бесплатно, но и за доступную плату. Это означает, что в условиях ограниченности ресурсов государство получает возможность дать больше квартир — какие-то бесплатно, какие-то по минимальной стоимости.

В результате проведенного сравнения конституций каждый для себя может сделать вывод, положения какой конституции являются более «четкими и понятными». Но разве это положения Конституции СССР 1977 года, где вообще не сказано, что жилье предоставляется бесплатно? Можно ли считать, что-де-факто бесплатное предоставление жилья в СССР нарушало Конституцию СССР, в которой это не предусматривалось?

Прежде чем бросать авторам проекта Конституции обвинения в том, что они ничего нового не придумали, нужно осознать комплексный характер действия конституционных норм. Положения статьи 76 проекта Конституции будут действовать не в отрыве от остальных статей Конституции, а в тесной взаимосвязи, с учетом провозглашенных Конституцией высших ценностей. Ценностный подход — и есть та основная новизна, которую почему-то не видят комментаторы проекта Конституции.

Прежде чем упрекать авторов проекта Конституции в том, что они сочинили нерабочую норму, надо понимать, что текст любой конституции реализуется не за один день и редко действует сам по себе. Для претворения в жизнь любой конституции требуется принять законы (тот же Жилищный кодекс, например) и подзаконные акты. Какими будут эти акты — об этом и говорит Конституция.

Если конституция, как Конституция РФ 1993 года, транслирует либеральную идеологию, то законы и подзаконные акты будут либеральные. В контексте жилищного вопроса это означает, что государство будет минимально вмешиваться в процесс распределения жилья, тем более бесплатного. Это также означает, что цены на жилье будут формироваться исходя из интересов экономически сильных субъектов, в данном случае — застройщиков и собственников земли под домами.

Если в основе конституции будет положен «белый» пакет ценностей, то решение жилищного вопроса также будет производиться на основе ценностей. Какие это ценности в контексте права граждан на жилище? Это всеобщее благо, благо каждого гражданина в гармоничном сочетании с благом социальных групп. Это народосбережение. Это человеческая жизнь и достоинство человека. Это приоритет семейных ценностей. Это взаимопомощь и социальная справедливость.

Толковать и оценивать любую статью проекта Конституции Сулакшина необходимо в контексте статьи 6 проекта и других статей в их взаимосвязи и взаимозависимости. Проект Конституции предполагает построение нового государства с иным сущностным и ценностным содержанием, поэтому оценивать содержание статей проекта применительно к сегодняшним реалиям бессмысленно.

Также надо отдавать себе отчет в том, что те или иные отношения в том или ином виде возникают в жизни не потому, что они прописаны в конституции и законах. Именно люди создают эти отношения, и от людей в первую очередь зависит, каким быть этим отношениям, как будет решаться жилищный вопрос. Проект Конституции Сулакшина задает основные ценностные характеристики для решения всех вопросов государственного управления и жизнеустройства России.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Российская Конституция и право о социальной справедливости

Наш ответ на «Критический разбор» проекта Конституции России. Часть 1

Наш ответ на «Критический разбор» проекта Конституции России. Часть 2

Наш ответ на «Критический разбор» проекта Конституции России. Часть 3

Наш ответ на «Критический разбор» проекта Конституции России. Часть 4

Наш ответ на «Критический разбор» проекта Конституции России. Часть 5

Наш ответ на «Критический разбор» проекта Конституции России. Часть 6

Высшие ценности России. Кто в ответе за них?



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
509
3298
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика