Опасность и ответственность

Опасность и ответственность

ВОПРОС СУЛАКШИНУ: В современном мире нарастает число информационных, техногенных, климатических, экологических, эпидемиологических, военных угроз. В проекте конституции Сулакшина есть глава, посвященная безопасности в России. Кто и как в умном государстве Сулакшина будет ответственен за предвидение, мониторинг, предотвращение и минимизацию последствий этих угроз?

СУЛАКШИН С.С.: Тема очень серьезная. Я хочу напомнить, что в Программе Сулакшина и наших обширных планах по преобразованию страны есть часть, посвященная структуре государственного управления в России. В частности, в Правительстве будет иерархия по значимости министерств с точки зрения конечного права на формирование и принятие управленческих решений. Значимость номер один для государства — это безопасность, номер два — это развитие. Так вот, министерством высшего уровня будет Министерство безопасности и развития, а дальше будут линейные Министерства, где будут и инженерно-технические сферы ответственности, и научные, и разведывательные, и мониторирующие в стране экологическую, промышленную, финансовую и иную обстановку.

Умное государство не прячет угрозы, не делает вид, не сообщает, что «у нас всё нормально, мы лучше всех справились с ковидом». Только могилок на кладбищах становится всё больше, смертность в стране выросла на 20%! Умное государство не прячет голову в песок как страус, оно как минимум ставит задачи мониторинга факторов, самих угроз и рисков, — а каждое из этих слов рождает шлейф управленческих и организационных конструктов госуправления.

Это первое. Совершенно понятно, что риски и угрозы нужно предвидеть, мониторить, разведывать, предупреждать, профилактировать и готовить силы и средства для минимизации последствий, если угрозы всё же реализуются. Этот список необходимых шагов и мероприятий в путинской России сильно урезан, поскольку создана система, в которой информация, поступающая наверх, полуправдива, чтобы быть комплементарной начальству. Такая система подобострастия сгубила Советский Союз, Чернобыльская авария произошла из-за подобных обстоятельств.

И второе. Это общая культура, которую нужно выращивать в стране. Культура профессиональной готовности, профессиональной ответственности. Сейчас, например, как даются разрешения, лицензии? Учитывая, что коррупция в стране растет космическими темпами, то все предупредительные и разрешительные мероприятия и документы: пожарно- санитарно-эпидемиологические, геоклиматические получаются за взятки. Конечно не во всех случаях, но я ведь говорю о доминирующих культуре и климате в стране. Сейчас в стране доминирует такой принцип — принцип путинизма: голову в песок, и чтобы попе было хорошо на солнышке. Однако, и прилетит в итоге этой попе.

Был в истории нашего государства и иной опыт, когда доминировал принцип сверхответственности, потому что при малейших отклонениях от намеченных планов ответственность наступала в виде лагерей или в виде расстрела.

Кстати, это одна из причин, по которой я убежден, что излечение страны, кто бы его ни проводил, после Путина и путинизма, потребует жестких мер. Дисциплинарных, административных, уголовных, политических. И в наших планах временное, в историческом смысле этого слова, возвращение в страну смертной казни. Возвращение на переходный период жестких мобилизационных условий. Но это уже немножко другая сторона вопроса.

Организационно-управленческая система, заточенная на безопасность во всех смыслах и иерархических уровнях и климат, культура поведения управленцев в стране, которые будут все более профессиональными, всё более ответственными за вверенные им мандатами сферы ответственности — вот ключ к решению управленческих задач, о которых Вы говорите.


Степан Сулакшин


Автор Степан Степанович Сулакшин — д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор, гендиректор Центра научной политической мысли и идеологии.

Из передачи #ПрограммаСулакшина Вопросы и ответы.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
151
417
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика