Ноу-хау партии нового типа в России: политико-психологические и человеческие основания — I

Ноу-хау партии нового типа в России: политико-психологические и человеческие основания — I

Какова социальная база Партии нового типа? каков человеческий облик подлинного партийца «твердого искровца»? какие вызовы стоят перед ПНТ в человеческом и психологическом измерении? как нивелировать угрозы разложения и культивировать позитивный облик и дух партийной среды? какие ноу-хау в этом отношении предлагает наша партия в сравнении с существующим партийным пейзажем — эти далеко не рядовые вопросы практического партстроительства подробно рассматриваются в главе 6.1 недавно опубликованной коллективной работы «Партия нового типа Настольная научно-учебная книга партийного строителя», отрывок из которой мы предлагаем читателям. Продолжение следует.

Фото: панно с Юрием Гагариным, Звездный городок (источник)


«Мы стали карликами — экономическими, геополитическими и карликами моральными»[1] — так откровенно констатировал современное измельчание политического класса и государственности в постсоветском ареале один яркий украинский политолог. «Может быть, это родовая травма всего нашего громадного постсоветского пространства, поскольку рождение наших независимых государств начиналось с акта предательства. Мы предавали все. Вот я офицер, я давал присягу Советскому Союзу, и мне пришлось предать эту присягу. Мы вставали под один гимн, потом его предали, и стали вставать под другой гимн. Мы целовали одно знамя, потом предали это знамя, стали целовать другое знамя.

Почти все наши вожди — это бывшие коммунисты, которые клялись одним идеалам, а потом проклинали те идеалы, которым они клялись. Из всего этого совокупного действия, где были тысячи мелких, крупных и средних предательств, собственно, и родилась эта страна, родилась… политика, родилась мораль, родилось мировозрение. Предательство — это тот фундамент, на котором мы стоим, и тот фундамент, на котором мы выросли, тот фундамент, на котором мы построили свои биографии, карьеры, судьбы, и все остальное»[2].

Можно добавить, что деградация политических элит и современного политического класса всех партийных флангов, разложение и дискредитация самого принципа партийности и института государства как социальной защитной оболочки, усугубляющаяся весь постсоветский период при безмолвии, попустительстве и деморализации общества, ведут уже современную Россию к абсолютной цивилизационной катастрофе и точке невозврата. Потому учреждаемая Партия нового типа должна подготовить общество к сверхкризисному этапу, который наступает, и параллельно второй задаче — переобустройству страны и выводу ее на постоянную жизненную траекторию. Для создания альтернативной человеческой сборки, накапливающей активный иммунитет к безволию и деградационным моральным явлениям, и, главное, не созерцательно, а деятельностно ангажированной для созидательного переустройства Родины, необходим особый инструментарий в политико-психологическом аспекте. Актуален эффективный фильтр, способный выявлять в народе уже готовых потенциальных соратников для их целенаправленного поиска и рекрутинга.

Востребовано понимание доминантных мотиваций и облика настоящего активиста ПНТ, которые необходимо целенаправленно культивировать и формировать в партийной деятельности, настраивая соответствующие партийные организационные инфраструктуры и управленческие решения.

Но есть ли достаточная социальная база для формирования нового субъекта политического действия?


СОЦИЛЬНАЯ БАЗА ПНТ В ПОЛИТИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ

Результаты выборных процессов в России, и шире, на постсоветском пространстве, фиксируют рост апатии населения к партийным избирательным кампаниям, игнорирование деятельности партий вообще, что коррелирует с подавляющим недоверием к партийным и властным институтам. Более того, на современном этапе в политическом пространстве РФ в принципе нет прецедентов массовых политических партий, созданных и поддерживаемых не административным ресурсом, политтехнологическими резонами или эксплуатацией советской ностальгии общества (КПРФ), а с последовательной идеологической повесткой, профессиональной состоятельностью и честностью к своему избирателю и активисту. Дополнительным ограничивающим условием является известное в политологии обстоятельство, что в обычных условиях общественно-политическим активизмом, или пассионарностью, обладает всего несколько процентов населения.

Свидетельствует ли эта ситуация о полной безнадежности создать массовое политическое движение нового типа, тем более, в условиях оппозиции и недоброжелательности государственного ресурса, с неизбежным усугублением его полицейской и репрессивной составляющей при надвигающемся политическом банкротстве режима? Вероятно, нет.

Первым основанием социального оптимизма является понимание наличия у российского общества особой имунной системы, своеобразного социально-генетического кода — сформированных столетиями цивилизационно-идентичностных черт народного характера и алгоритмов консолидации по преодолению национальных бедствий [3]. Таким образом, русские цивилизационно-идентичные черты стихийно регенерируются и в молодом поколении, хотя оно давно уже, казалось, должно было стать «поколением пепси». Потому адресация, обращение к этой социальной генетике народа, целенаправленная регенерация успешных цивилизационно-идентичных черт и поведенческих моделей должна стать основанием политико-психологического инструментария, формируемого и реализуемого в ПНТ.

Во-вторых, наблюдаемая социально-политическая демобилизация общества, его равнодушие и отвращение к политике отнюдь не неизменная данность. Кроме последствий пропагандистского манипуляционного убаюкивания народа политическим режимом, важнейшая причина этой апатии — депрессия бессмысленности политико-гражданского активизма, отсутствие созидательной альтернативы и ощущение бессилия, неверие в шансы что-то изменить в государстве. Усиливает все это наблюдение мерзости ненасытной алчности, воровства, беспринципности и лицемерия партийных и властных чинуш, дорвавшихся к комфортному пантеону потребителей от власти.

Тем не менее, в обществе сохраняется и усиливается запрос на подлинную политику, на жизнь по Правде, даже готовность к жертве личным удобством «ради други своя», выплескиваемый и поражающий своей внезапностью, когда появляется надежда на реальные реформы. Примером служит массовый народный энтузиазм и воодушевление, беспрецедентная по масштабу стихийная народная самоорганизация (народное ополчение, организация гуманитарной помощи Новороссии из всех уголков России и пост-СССР, всех социальных страт общества) в событиях Русской Весны 2014 года. Присоединение Крыма, воспринятое как реальный поворот российского правительственного курса к воплощению национальной повестки и глубинных народных чаяний, спровоцировало восстание в Новороссии, брожение во всей русской Украине и постсоветском пространстве. Эта стихийная народная самоорганизация и деятельный нравственный подъем и энтузиазм породили новых общественных лидеров и героев, надежды на начало государственного оздоровления всей России, начиная с Крыма и государственного устройства на новых социализированных началах республик Новороссии.

Русская Весна была вероломно убита и потушена (известное «проект Новороссия закрыт»), тем не менее, она продемонстрировала и наличие живой социальной имунной системы российского общества, и не утраченную за десятилетия постсоветского разложения способность народа жертвенно объединяться вокруг подлинных задач русской российской гражданской и цивилизационной повестки [4]. Это дает основания считать, что потенциал социальной базы для нового субъекта политического действия существует, актуален только вопрос, как до него максимально быстро и эффективно достучаться, выявить и организовать в русле стратегии ПНТ?

В табл. 6.1.1 приведена классификация групп общества, их мотиваций, которые необходимо учитывать в массовой адресации партии и партийном рекрутинге.

Таблица 6.1.1. Социальная база Партии нового типа в политико-психологическом измерении

К этой социальной базе адресуется настоящий активист ПНТ — «твердый искровец» — порядочный и нравственный человек, но также миссионер и организатор, социальный просветитель и пропагандист, борец против несправедливости и неправды. Как бы мы охарактеризовали его идеальный образ, какие особые личностные черты и стремления ему характерны?

1. Глубокое осознание справедливости и значения Большой Мечты, Большой Идеи — смысла социальной эволюции как процесса очеловечивания человека и общества. Понимание идеала нравственного государства как вершины государственного устройства России. Умение поставить перед собой вопрос: во имя чего я живу? И ответить себе — ради самых возвышенных целей.

2. Социальный оптимизм. Абсолютная убежденность в том, что Большая Идея, Большая Мечта суждена, исторически неизбежна и обязательно реализуется. Что Россия это такой мировой феномен и такая цивилизация, что никогда не капитулирует перед западными ценностями, превозможет их натиск и построит новое, справедливое и преображенное общество. Отсюда проистекает твердая вера в народ, в его созидательный потенциал, в неизбежное пробуждение его социальной энергетики. Это источник искренней веры и дружелюбия к людям, интереса к их судьбам и чаяниям, не ненависти и отвращения, а сострадания к обманутым и оболваненным, сопричастности и желания разделить общую судьбу, спасти, поддержать, помочь совместно приблизить будущую победу.

3. Гармония между общественным и личным. Коллективизм. Умение дорожить своей честью и достоинством, презирать обывательство мещанства, мелкособственничества, пошлости роскоши.

4. Не созерцательная, а активно деятельностная позиция, проявляемая в активном отношении к добру и злу. Умение не только видеть и распознавать добро и зло, и близко к сердцу воспринимать все происходящее вокруг, но быть идейно убежденным и готовым бороться за свои убеждения, отстаивать их. Презирать пассивное созерцательство и соглашательство с окружающими социальными мерзостями и несовершенствами. Быть готовым на подвиг и самопожертвование ради Родины и Общего блага.

5. Борьба за души людей, за их просвещение. Понимание что в такой задаче «один в поле не воин», потому готовность и потребность к сотрудничеству в команде единомышленников — умение объединять людей, руководить и подчиняться, координируя и соизмеряя свои личные усилия общей стратегии и плану ПНТ. Проявлять доброжелательность, благодарность, взаимовыручку, великодушие, терпение и снисхождение. Умение быть верным объединившей Идее и соратникам, презрение к лицемерию и предательству. Умение тушить межличностные конфликты, защищать честь и доброе имя соратников и достоинство коллектива, обогащать его духовный очаг.

6. Интеллектуальное, эстетическое богатство запросов, творческий ум, стремление жить в мире мысли, постоянное желание обогащать и развивать свой разум. Развитая потребность в прекрасном, в постижении и питании души высоким искусством, презрение и отвращение к пошлости, примитиву, коммерческой оболванивающей масскультуре.

7. Любовь к труду, влюбленность в конкретное дело и стремление к высокому качеству труда, профессионализму и совершенству. Умение и желание обучаться, расти над собой, дерзание ставить цели по преодолению себя, по познанию новых необходимых навыков и специализаций, содержащих и личный вызов, и потребности в русле труда ради Большой Идеи.

8. Богатство внутреннего духовного мира. Желание и интерес к постижению феномена России, ее истории, искусства, духовного наследия и цивилизационных особенностей. Потребность дорожить духовными ценностями своего народа, видеть, открывать их для себя и окружающих, очеловечивать их в своем личном мире. Умение трезво принимать и горячо любить Россию такой как она есть со всеми ее достоинствами и несовершенствами. И понимать свой долг жить ради защиты, улучшения и усиления Отечества, ради его светлого и достойного будущего.

Таков, на наш взгляд, живой облик человека-строителя Большой Мечты, его доминантных социальных и внутренних мотиваций [5].

Мы убеждены, что стремление преобразиться к такому нравственному идеалу может и должно охватить все наше русское российское общество, необходима только реанимация и воссоздание растворенного в народе массового института нравственности [6] — очеловечивающей среды, отталкивающей и маргинализирующей «низкие истины» и несовершенства, и поощряющей возвышенные социально-нравственные побуждения и деятельность. Мы инициируем создание такой среды путем альтернативной общественной сборки на основе ПНТ, и уверены в ее способности нравственным влиянием и общественной деятельностью переубеждать и превращать в союзников и соратников даже идейных оппонентов и врагов.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Дмитрий Выдрин: Мы стали карликами — экономическими, геополитическими и карликами моральными. 20.04.2011.

[2] Разговор с Дмитрием Выдриным / Юлия Абибок. Сусанины наоборот, или Дорога в не туда. 26.02.2009. // ОО Центр исследований социальных перспектив Донбасса. Информационное агентство «ОстроВ».

[3] См. Раздел 4.5 работы «Партия нового типа Настольная научно-учебная книга партийного строителя».

[4] Березина И. М. Россия и вызов восстановления общей идентичности в ближнем зарубежье. Труды Центра научной политической мысли и идеологии. Вып. № 18, декабрь 2015 г. — М.: Наука и политика, 2016. — С. 35–42.

[5] Этот нравственный идеал активиста ПНТ — строителя нового общества, несомненно родственен в своих основаниях подлинному коммунистическому идеалу. См.: Сухомлинский В. А. Как воспитать настоящего человека. / Сухомлинский В. А. Избранные сочинения в пяти томах. — Киев: Радянська школа, 1979. — Т. 2. — С. 159–160.

[6] В царской России функцию очеловечивания социума несли религиозные институты, массово растворенные в обществе. В Советском Союзе носителем нравственных императивов была КПСС. Но она вросла в государственную власть, и произошедшее вырождение партийной номенклатуры омертвило и партию и государственное управление, а монополизм лишил альтернативных шансов оздоровления. КПСС захлебнулась этой монополией и, с распадом государства, унесла в могилу нравственную функцию влияния на развитие общества, дефицит которой так и не восполнен весь постсоветский период.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
545
3682
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика