Государственно-частное партнерство по Программе Сулакшина

Государственно-частное партнерство по Программе Сулакшина

Как будут организованы взаимоотношения между частными и государственными промышленными предприятиями, чтобы они не вытесняли друг друга?

В макромодели страны и её экономики есть несколько очень важных соотношений. Одно из них — это доли государственной и частной собственности в ВВП. И здесь нет места ни левой, ни правой догматике — это многомерные задачи на оптимизацию (не путать с медведевско-путинской оптимизацией) в многофакторном пространстве путем выбора значений для получения максимума успешности страны.

В балансе государственной и частной собственности оптимальный выбор для нашей России (55–60)% государственной собственности. Что это означает? Государственная собственность это и гарантия, и страховка устойчивости экономической деятельности со стороны государства, у которого для этого есть большой инструментарий, в первую очередь госбюджет. В приватном секторе доходность выше, но и риски выше. Государственные предприятия в нормальной экономике, в отличие от их сегодняшнего положения скрытой приватизации, платят не только налоги, которые платят и частные предприятия, но и прибыль этих предприятий принадлежит собственнику, то есть государству, то есть бюджету.

Как будут взаимодействовать между собой частные и государственные предприятия? Прежде всего макрорегуляциями государство будет обеспечивать их оптимальное соотношение: если надо — что-то национализирует, если надо — что-то приватизирует, но сделает это исходя не из левых или правых догматик, а из их оптимального соотношения, делающего максимальным успешность страны по формуле: благо всех и каждого — всеобщее благо. Сложная такая математическая конструкция, но она совершенно прозрачна, физична, она социальна, она понятна людям. Понятно, что надо и человеку иметь доходы и источник благ для достойного существования, и обществу, имея ввиду совершенно очевидные материальные затраты на общественную солидаризированную жизнь народа, и самому государству. Эти три цели должны быть реализованы.

Существуют и сейчас законодательные попытки концессионного законодательства, законодательства о государственно-частном партнерстве — но это вещи обоюдоострые, поскольку в попытке всё коммерциализировать путинизм фактически разрушает классические неотъемлемые миссии государства, например, в части безопасности. Решения в этой сфере будут приниматься на научно обоснованных основаниях: в сферах, где это уместно, например, в дорожном строительстве — дороги общего пользования заказывает, строит, обслуживает, реконструирует государство, а граждане, экономические хозяйствующие субъекты ими пользуются, поэтому они и называются «общего пользования». А не так, как сейчас увлеклись платными дорогами. Но 3% всего лишь платных дорог по мировому опыту, остальное на балансе, на попечении государства — и это не блажь или глупость, а то самое оптимальное решение, потому что дороги — это фактор издержек большой национальной экономики.

Если коммерсанты с определенными фамилиями получают в свои руки систему «Платон», то это паразитизм чистой воды. Штрафование, административный надзор — это государственная миссия, а её передают в частные руки, по всей видимости не за просто так, учитывая беспрецедентный уровень коррупции в нашей стране. Так что в новой стране взаимодействие между частными и государственными предприятиями будет в рамках закона и в рамках принципов оптимальной, то есть наиболее эффективной экономики. Кроме того, Россия имеет свои особенности, связанные с монополизмом, но не с тем и не так, как его понимают сейчас догматики с правого крыла — как картельный сговор. Я имею ввиду естественные монополии. Они должны быть, потому что, во-первых, по определению это форма хозяйствования, которая наиболее эффективна в объективно имеющихся условиях, и поэтому это не догматика, а рационализм. Наиболее эффективная форма — чего может касаться? Конечно общенациональных вещей, таких как безопасность, оружейное производство, инфраструктур: энергетики, связи, транспорта и т. д.

И всё это будет делаться на основе многофакторной задачи оптимизации, значит получения максимальной успешности страны, значит всех и каждого. А лоббизм, коррупция это отдельная тема, которая у нас разработана куда как более детально, чем у известного и «единственного» оппозиционера в нашей стране.


Степан Сулакшин


Автор Степан Степанович Сулакшин — д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор, гендиректор Центра научной политической мысли и идеологии.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1781
6529
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика