Военных, красивых, здоровенных хватает. Идейных мало

Военных, красивых, здоровенных хватает. Идейных мало

Одним из своих сообщений в Твиттере генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии Степан Сулакшин задался вопросом: каким должен быть человек, способный изменить Россию? Были заданы несколько параметров. Первый — возраст, второй — уровень доверия, третий — уровень личных знаний, опыта и способностей.

Два последних параметра в российских реалиях — штука совершенно не изучаемая. Ну, как можно определить на расстоянии и без дотошного изучения глубину познаний человека, если в силу информационной блокады, которую организовала вся кремлёвская охранительская рать, о нём даже многие и не знают. Кем «кормят» пипл по телевизору? Путиным, Медведевым, Матвиенко, другими высокопоставленными чиновниками и депутатами «Единой Росси, штатными пропагандистами центральных каналов.

Для тех же, кто не входит в этот пул, организован кластер информационных площадок, типа зависимых и не очень сайтов карманной оппозиции, сообществ в социальных сетях или аккаунты в блогосфере, на которых вполне себе респектабельные эксперты сутками напролёт просвещают народ как надо правильно царя любить или врагов его ненавидеть. Услышать и прочитать можно такое, что даже закоренелым писателям-фантастам не снилось.

Вот, например, один позиционирующий себя борцом против режима аналитик жжёт напалмом, что повышение пенсионного возраста — это «подстава» Путину, которой плохие бояре его заманили в ловушку для того, чтобы затем привести к импичменту. Что же это за президент такой, что его все заманивают, обманывают и подставляют? Да просто есть старая русская привычка — любить угнетённых и обиженных. Тем режим и пользуется, создавая из образа Путина то геополитического колосса (когда нужно, естественно), то беспощадно битого окружением борца за счастье народное, спасителя и мессию. Переливают воду из пустого в порожнее, показывают нескончаемый политический телесериал про великого геостратега, так и время эфирное кончается, а прозрения народного не наступает. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы. Соответственно, никаких буревестников и возмутителей спокойствия, будь они семи пядей во лбу, на всеобщее обозрение не пускают.

И как тут добиться уровня доверия, если тотальное большинство населения живёт в неведении относительно существования в России мощнейших по своему потенциалу программ переустройства государства. А если и узнают, к примеру, о революционной платформе Степана Сулакшина, тот тут же вылетает как чёрт из табакерки какой-нибудь «правдоборец» и, ничтоже сумняшеся, во всю глотку орёт: «Почему Сулакшин за российский майдан?» или «Майданная программа Сулашкина в одной фразе».

Кто-то может себе представить, как можно многотомный труд преобразования государства во всех сферах жизнедеятельности описать в «одной фразе»? Можно проверить через поисковик — именно такие у нас расплодились эксперты — однофразники. А слышали ли хотя бы раз из уст профессора — сторонника мирной и законной российской революции — политические призывы к майданам и погромам? Думаю, что вряд ли. Но червей сомнения служивые мухи режима, тем не менее, в Интернет-сети откладывают систематически. Кто-то — реально отрабатывая пайку, кто-то по доброте душевной или в силу заблуждений. Но общее охранительское дело в целом оформляя исправно.

Цель этой работы — сеять недоверие. Причём не важно, к кому именно. Главное, чтобы в эфир не попадали идеологические месседжи и революционные мысли и о том, что Россия может быть совершенно иной, и должна ею стать. Предположим, попал в силу каких-либо соображений несистемный оппозиционер в эфир какого-нибудь центрального телеканала. Естественным образом перед выходом под камеры его предупреждают, мол, о том говорить нежелательно, об этом можно, но без акцентов, а на такую-то тему наложено табу.

Но если оппозиционер вдруг нарушит установленные цензурой правила, то для этой цели на «арене цирка» и в зрительном зале подготовлены специальные лицедеи и хлопуны. И они по взмаху руки (но, как правило, по заранее отработанному сценарию) тут же забросают выступающего вопросами из серии «а знает ли он, какое в России поголовье курей?» или попросту захлопают с перерывом на рекламу.

Так несложными манипуляциями убивают уровень доверия к оппозиции и к реальным проводникам новой идеологии. Могут ещё, к примеру, расставить в студии ораторов так, что «убиваемый» оппозиционер оказывается по одну сторону с какими-нибудь украинскими паяцами или их российскими коллегами, защищающими идеологию украинского нацизма. Естественно, у большинства телезрителей возникнет чувство сопричастности с их визави, какую бы несусветную чушь в защиту действующего режима они не несли.

Третий параметр в категории, каким должен быть человек, способный изменить Россию, является возраст. Да, так уж сложилось на Руси, что самая активная часть голосующего электората, это пенсионерки и домохозяйки. Недавно генетики установили, что активность и долголетие женщин связано не с более «трезвым» подходом к жизни, а с наличием дополнительного гена, который замедляет процессы старения. А кого у нас предпочитают женщины в политике? Правильно, военных, красивых, здоровенных. Ну или какого-нибудь начальника фонда борьбы с плохими оценками в школе Алексея Делона.

Если кто-то решил, что намёк на Навального, то он угадал. Режим несколько лет активно взращивал этого оппозиционера, лелеял, готовил так сказать к решающим битвам за урожай голосов для Путина. Чем-то вся эта псевдооппозиционная афера очень напоминает выращивание Партией регионов и экс-президентом Виктором Януковичем фашистской партии «Свобода» во главе с Олегом Тягнибоком и «Фронта перемен» Яценюка. Навальный, конечно, не Тягнибок, но далеко и не Арсений Яценюк, который к украинскому майдану-2013 побывал в роли министра экономики, спикера Верховной Рады при президенте Ющенко, министром иностранных дел при президенте Януковиче.

Да, хорош собой, красиво говорит. Возможно, даже лучше Горбачёва. Но уровень квалификации Алексея Анатольевича и его стратегического мышления читается в предвыборной программа, с которой можно ознакомиться на сайте. Уже в преамбуле Навальный констатирует: «В российской политической традиции „программа кандидата“ — это штука, с одной стороны, обязательная, а с другой — никому не нужная».

Иными словами: вот он, я, весь в белом, голосуй. А что я вам в стране наворочу, по какому пути поведу Россию, не важно, да и никому не нужно. И отвечать, собственно, тоже ни за что не буду. Пушкина назначу ответственным. Нет, даже не его, а избирателей.

«Моя предвыборная программа — от людей. Я провел больше митингов, встреч с избирателями и просто бесед, чем все остальные кандидаты вместе взятые. Люди рассказывают о своих проблемах, я советуюсь с экспертами и предлагаю решения. Так и появляется программа», — пишет Алексей Навальный. И не придерешься, красиво сказано, школьницам нравится. Рухнет страна — сами виноваты. Это вы мне на встречах нарассказывали мою программу, я и делал то, чего изволите. Не вышло, значит, не то рассказали, пойдём в другую сторону.

Фонд борьбы с коррупцией. Я каждый раз поражаюсь, что кто-то всерьёз воспринимает эту фикцию. Ну, давайте ещё наплодим в РФ фондов борьбы с хулиганством, с тунеядством, с олигархами, с теневой экономикой и т. п. Вообще все эти явления, как и коррупция, искореняются не фондами борьбы, а конституционными законами и сменой идеологического вектора государства. А так вся информационная машина будет и дальше демонстрировать и популяризировать сладкую жизнь коррупционеров и бандитов, мажоры будут унижать учителей в школах и детсадах, а мы тут будем сбрасываться в фонды борьбы с уродствами, которые непонятно кто, как и куда расходует и контролирует.

Аналогичный проект Павел Грудинин. Тоже — весьма проходной типаж для домохозяек. Нет, я вполне допускаю, что он самостоятельная политическая фигура, никто костыли ему не держит. Но то, что он вписан искусной рукой кремлёвских политтехнологов в пасьянс правящего режима, даже не сомневаюсь. Потому как так делают все. Даже на уровне областей, городов или выборов председателей сельских дум — допускают к выборам потенциально не опасных и противоречивых кандидатов, роль которых изображать оппозицию, оттягивать голоса избирателей у оппонентов, путать карты в стане прогрессивных сил для невозможности выдвижения единого кандидата и т.п. Всё это мы увидели в ходе минувших президентских выборов. Кандидатура очень богатого человека(на языке марксизма — эксплуататора) в стане пролетарской (по цвету флага и по провозглашаемому курсу) партии: что могло бы более успешно разодрать стан левых? Какой настоящий коммунист будет поддерживать землевладельца- латифундиста? Это же не нонсенс.

Тем не менее, нашлись те, кто поддержал. Поддался на уговоры, что не такой уж он и богатый, не эксплуататор трудового народа, не держатель акций в западных банках. Да и вообще, раз настоящего коммуниста не выдвинули, и Грудинин сойдёт за «красного». Здесь ещё кое-кто из националистов поддержал Павла Николаевича, тут тебе почти ленинская стратегическая комбинация о союзниках в рядах оппонентов, которых нужно перетащить на свою сторону. Правда, ничего подобного мы так и не обнаружили.

Представим себе ситуацию, что в России в результате каких-то явлений набрали силу право-националистические настроения. И тут в самый разгар выдвижения кандидатов на пост президента русским националистам предлагается фигура с фамилией Роттенберг. Ничего личного и никаких намёков, просто гипотетическая разминка. Или монархистам советники и политтехнологи протолкнут на пост царя какого-нибудь потомственного комбайнёра, члена КПСС, правнука комиссара ВЧК. Так же и с Грудининым в коммунистических рядах.

Но мы о возрасте. Одна из командующих французскими войсками в Столетней войне Жанна д’Арк была сожжена на костре в возрасте девятнадцати лет. За свою короткую жизнь она успела ворваться на самый гребень французской политики, возглавила и воодушевила на подвиги национальные армейские подразделения, одержала ряд блистательных побед, стала воистину национальной героиней, творцом её новой истории.

Здесь можно возразить, что средняя продолжительность жизни в средние века в Европе немногим превышала 30 лет. То есть к сорока годам человек уже, по сути, считался стариком. Ряд источников утверждает, что в Древнем мире ситуация была ещё более(по современным меркам) ужасающей. Средняя продолжительность по всей Римской Империи составляла 32 года, в Древней Греции — 29 лет, а в Египте — и вовсе всего лишь 23 года. Но всему этому есть объяснение — не ранее старение населения, а высочайшая детская смертность. Еще в XIX веке, когда медицина уже вышла в сравнении со средневековьем на новый уровень, детская смертность в Европе уносила 34–42% детей. Поэтому пример Жанны д’Арк воистину уникален.

Но есть и иные примеры. Королева Елизавета взошла на престол в феврале 1952 года, сейчас ей — 92. Бернард VII во времена Римской империи успешно правил своим государством на протяжении 81 года! Но это монархи, им, как говорится, проще. Революционер и кубинский лидер Фидель Кастро в 2006 году в возрасте восьмидесяти лет во второй раз возглавил международное Движение неприсоединения и, несмотря на болезни, вёл активную политическую деятельность практически до самой смерти. В 2014 году в возрасте 88 лет Беджи Каид Эс-Сэсби возглавил неспокойную Тунисскую республику и правит ей до сих пор, в свои 92 являясь самым возрастным президентом мира.

Большевики в Советской России были преимущественно людьми среднего для того периода возраста. Ленину в 1917 году — 47 лет, Калинину — 42, Дзержинскому — 41, Сталину, Троцкому — 38. В работе «Смертность и продолжительность жизни в России», опубликованной в 1916 году, Сергей Новосельский провёл расчеты для всего населения Европейской части Российской империи. Средняя продолжительность жизни при рождении в 1896–1897 годах составила 31,32 год для мужчин и 33,41 года для женщин. Тем, кто достиг 20 лет, в среднем предстояло жить ещё 41,13 и 41,22 года соответственно, что означает 61 год в общей сложности.

Согласно официальной статистике, собираемой и публикуемой Росстатом, средняя продолжительность жизни современных россиян за минувший год составляла 72,7 лет. В Москве — 76,77 лет, а в Ингушетии и вовсе 80 лет. Напрасно кто-то решил, что нынешний Президент сидит в своём кресле последний срок. Сейчас ему 66 лет, а к концу полномочий он выйдет в аккурат на среднестатистический возраст по стране. Учитывая, что президент может поменять Конституцию, как он выражается, «легко», то нынешней реальной и внесистемной оппозиции не стоит уповать на избирательную лотерею в 2024 году.

Тем более, что Путин не так давно недвусмысленно заявил: «Стать президентом может человек любой профессии, однако этому делу придется посвятить всю жизнь». Что, видимо, и собирается делать. Есть немало оснований полагать, что Путин этот срок своих полномочий прожить может, а вот Россия при его правлении — вряд ли.

Владимир Ленин, будучи на два года моложе самодержца Николая Романова, это понимал в начале 20-го века. Ситуация была во многом идентичной нынешней. Степан Сулакшин, будучи на два года моложе Путина, понимает губительность курса президентской команды в начале 21 века. Кто ещё в России это осознаёт? Кто реально готов бороться, а не в стиле пенсионерок, домохозяек и членов жюри политического конкурса красоты ждать прихода красивых, здоровенных, и надеяться, что действующий режим позволит им открыто, гласно и свободно презентовать новую идею переустройства государства? Из полуколониального в успешное и суверенное.

Так каким должен быть человек, способный изменить Россию? Где тот параметр, по которому его можно определить? На сегодня таким критерием может быть единственное: новая программа позитивных преобразований России, презентованная обществу этим человеком. Не спиритические кружки реконструкторов царизма, не «Россия и русские понад усэ» (как на Украине) и не секта свидетелей перестройки и развитого социализма. А именно новая универсальная и сбалансированная идеологическая платформа государства, которая сделает Отечество иным. Эта программа есть. Оппозиционеры (а такие, безусловно, есть, причём искренние, а не подставные) ещё не созрели постигать её и идти к реализации. Но время неумолимо приближает исторический перелом. Успели бы…


Автор Владимир Викторович Волк — Союз народной журналистики, сторонник Программы Сулакшина.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
706
4593
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика