Сулакшин — Путин, счёт 29:14. Запрос на науку, правду и традиционные ценности растёт

Сулакшин — Путин, счёт 29:14. Запрос на науку, правду и традиционные ценности растёт

Верят ли американцы в американскую демократию? Если просмотреть несколько десятков голливудских кинолент, прочитать несколько книг штатовских авторов, которые как нельзя лучше характеризуют психо — социологические настроения в обществе, то вряд ли. Люди творчества и науки, во всяком случае их адекватная (и большая) часть, рисуют нам картины тотальной деградации в США таких понятий как честь, честность, законность, справедливость, верность, нравственность, альтруизм, любовь, правда.

Американцы, несомненно, искренне верят в то, что нигде в мире нет политической системы лучшей, чем у них. Они боятся России, Китая, террористов, но почти 70% американцев не доверяют своему правительству. Почти столько же оценивает честность своих законодателей как «низкую» или «очень низкую». Американцы открыто заявляют об утрате традиций, истин и ценностей и необходимости их возвращения в общественно-политические отношения.

Подобная ситуация наблюдается не только в Новом Свете. Европа тоже перестаёт верить правящим политикам и партиям. В европейских странах, в их регионах, городах и провинциях наблюдаются изменения в расстановке политических сил. Набирает популярность Парижская декларация — манифест интеллектуального бунта — призванная вернуть континент и его народы в лоно традиционных ценностей, избавив Европу от всего мультикультуралистичного и радикально извращающего.

Несмотря на бурное индустриальное развитие в рамках коммунистической доктрины Китай демонстрирует устойчивые тенденции возвращения к своим базовым традиционным ценностям. Это прежде всего коллективизм, уважение к старшим, почитание философов, носителей знаний, то есть учёных, людей науки, высокой культуры. Не богатый и знатный, но ученый всегда стоял в Китае на вершине лестницы социальных ценностей. Впрочем, подобные явления наблюдаются во многих странах Азии. Причём основными стимуляторами такой трансформации становятся политические и общественные институты.

А что по этой части в России? Ясное дело, что зомбовидение настойчиво демонстрирует картинки роста популярности государственной политики и доверия народа президенту Путину и правительству Медведева, а также их друзьям-олигархам. Пропаганду буквально зашкаливает от обилия хвалебных од «вождю» и стрел уничижения в адрес лидеров общественного мнения, позволяющих себе критиковать банкротящийся режим.

Но чем больше распирает агитпроп, тем меньше россияне доверяют СМИ. Опрос Левада-центра, проведённый три года назад, показал, что уровень доверия россиян к телевидению опустился до 56%, а уровень недоверия — 41%. В минувшем году в ходе исследования «Образ журналиста в массовом сознании россиян», подготовленного исследовательской группой ЦИРКОН, было выявлено, что половина россиян не верит сообщениям СМИ. Причём недоверие с очевидностью превалирует над доверием, — говорится в отчете о результатах исследования.

Причины тому кроются не только в хитростях журналистской профессии, которую жёстко поставили на службу режиму. Например, использование субъективных оценок, когда граница между правдой и вымыслом стирается и становится непринципиальной для журналистов. Манипулирование опросами общественного мнения, вырывание фактов, мыслей и оценок из общего контекста, утаивание и фильтрация общественно значимой информации, развешивание ярлыков, использование откровенных выдумок. Причины — в той информационной и политической среде, которые созданы правящей группировкой России.

В рейтинге доверия жителей различных стран мира к общественным институтам и институтам власти, который опубликовала американская исследовательская компания Edelman, Россия заняла последнее место и оказалась в аутсайдерах в большинстве разделов доклада. Россия оказалась и в числе лидеров по уровню падения доверия за минувший год.

О чём это говорит? О том, что в обществе наконец-то начинает происходить отторжение бесценностной и бесцельной, манипуляционной, безграмотной, коррумпированной, разрушительной политики государства и появляется запрос на традиционные ценности, на правду, на знания, на науку.

По всей видимости народу начинает претить всё это информационно-политическое телевизионное мракобесие и сеансы массового гипноза на «прямых линиях». В самом деле, как пишет «Лента.Ру», уровень знаний по естественным наукам у россиян стал приближаться к катастрофическому, зато все больше людей верят в телепатию и чудеса. Точно как во времена Кашпировского и Чумака!

Между тем, во всём мире происходят противоположные вещи. Социологи констатируют, что 72% людей на планете Земля верят не киселёвым, скабеевым и соловьёвым, а учёным! И Россия, как государство-цивилизация, попросту не может отставать от этих процессов. Наоборот, она должна быть в лидерах — научных, духовных.

«Именно Россия, исторически не раз принимавшая на себя миссию принесения „великой жертвы“ во имя спасения мира, фундаментального и мессианского альтруизма имеет право и должна стать субъектом-организатором новой глобальной социальной сборки. Современная „либеральная“ Россия пока далека от такого назначения. Ее временная деформация в попытке „клуба бенефициаров“ растворить российскую идентичность и навсегда уничтожить ее историческую миссию ставит внутреннюю и первоочередную задачу выздоровления страны. Вместо исторической России миру явлено некое чудовище, Новый Вавилон, по сути — анти-Россия. Поэтому дело спасения человечества и задача возрождения подлинной России оказываются тесно увязаны между собой. Восстановится цивилизационно идентичная Россия, и человечество получит веское основание для изменения паразитарной модели современного мироустройства. Российская грядущая властно-идейная трансформация приобретает, таким образом, всемирно-историческое значение» (Центр Сулакшина, «Манифест грядущего человечества»)

Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии Степан Сулакшин не случайно взывает к российской аудитории с призывами поднимать свой интеллектуальный уровень, отрываться от среднестатистической помойной отметки политической дискуссии, на которой ныне пребывает наше общество. Только умная, просвещённая и вдохновлённая на подвиги страна способна изменить и себя, и мир. Иной путь — это путь забвения, распада и растворения России на задворках мировой цивилизации.

Есть в научном сообществе такой термин — индекс Хирша, предложенный аргентино-американским физиком Хорхе Хиршем из Калифорнийского университета в Сан-Диего. Индекс был разработан, чтобы получить адекватную оценку научной продуктивности ученого исследователя и полезности (спроса), то есть востребованности его научных трудов по интенсивности цитирования их в работах других ученых и практиков.

При вычислении данного критерия учитывается количество научных публикаций и цитирований. За рубежом высокий индекс цитирования Хирша — это не только предмет гордости, но и возможность для получения ряда привилегий в научном сообществе.

Вот и возникла идея соединить данные о доверии политике и политикам, политическим проектам с доверием ученым когда он одновременно являются публичными деятелями и политиками. Как ученого отличить от того, кто не занимается наукой? Так, если у деятеля ученые степени, ученые звания — он связан с наукой. Правда, если ему не написали, не приписали, на сделали плагиат и не куплены эти самые степени. Но Индекс Хирша не обманешь.

Легко проверить, кто из известных общественных и политических деятелей России на данный момент обладает наиболее высоким индексом Хирша. Публичный сервис открыт и доступен. Кого больше всех у нас читают, изучают и цитируют. И поэтому чья картина мира наиболее близка к реалиям и интересна с точки зрения её реализации?

Первенство — за академиком РАН, советником президента РФ Сергеем Глазьевым — индекс Хирша — 51, при 475 научных публикациях и 17844 их цитированиях. Тут надо вспомнить, что Сергей Юрьевич был самым молодым доктором экономических наук в СССР. Известно, что Глазьев достаточно жёсткий критик кремлёвской политики, но к его советам, как это видится со стороны, Путин не прислушивается.

При этом окружение и пресс-обслуживание АП, в частности, газета «Президент» неоднократно призывала Путина избавиться от С.Глазьева, называя его разработки, выводы, прогнозы и предложения некомпетентными и опасными. И тому есть пояснение: они опасны для российской олигархии. Однако президенту выгодно держать Глазьева под контролем, на привязи, ограничивая его публичную независимость и самостоятельность. Но, тем не менее, за С.Глазьевым стоит армия мыслящих людей, с той или иной скоростью неизбежно дрейфующих в сторону оппозиции провалившемуся режиму.

Кто по индексу Хирша в России в этом зачете универсалов — ученый и одновременно общественный деятель — на втором месте?

А это — один из наиболее активных и бескомпромиссных профессиональных лидеров оппозиционного движения — Степан Сулакшин, предложивший обществу иную модель государства «Настоящий социализм», проект новой Конституции страны. У Степана Степановича 327 научных разработок, 4683 цитирований, индекс Хирша — 29.

У одного из профессиональных ученых сторонников Программы Сулакшина, российского историка и политолога Вардана Багдасаряна индекс Хирша — 22, при 250 публикациях и 3070 цитированиях.

Много это или мало? Для сравнения. Как пел Высоцкий «Товарищ Сталин — вы большой учёный…».

Президент РФ Владимир Путин. Его индекс Хирша — 14, в два раза меньше, чем у Сулакшина. Здесь нужно подчеркнуть, что большое количество цитирований «учёного» Путина связано, скорее всего, с чередой скандалов в СМИ, где Владимира Владимировича уличили в плагиате.

Например, Sunday Times сообщала о том, что новое исследование экономических тезисов, использованных будущим президентом России в кандидатской диссертации в 1997 году, показало, что большая часть их была скопирована из работы американских ученых. The Washington Profile опубликовал интервью с человеком, который уличил Путина в плагиате. Это Клиффорд Гэдди, старший научный сотрудник исследовательского института Brookings Institution, профессор экономики университета Джонса Хопкинса, эксперт в области экономики России, владеет русским языком.

Собственно, такой скандал — обвинение в плагиате, который на Западе может без проблем похоронить карьеру любого политика, предположительно и повлиял на высокий индекс цитирования диссертации президента «Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений (Санкт-Петербург и Ленинградская область)». Путин-то у нас, оказывается, стратегический плановик по минерально-сырьевым делам!

Кто не забыл, есть у нас ещё один «учёный», глава правительства Дмитрий Медведев. По количеству публикаций и цитирований он уступает Путину (222 и 4194), но по индексу опережает его на три пункта (17).

Данные по другим известным в политических кругах людям.

Делягин Михаил Геннадьевич — 191 публикация, 3242 цитирования, индекс Хирша — 18.

Бабурин Сергей Николаевич — 134 публикации, 1696 цитирований, индекс Хирша — 12.

Соловей Валерий Дмитриевич — 85 публикаций, 1040 цитирования, индекс Хирша — 12.

Жириновский Владимир Вольфович — 219 публикаций, 786 цитирований, индекс Хирша — 11.

Ивашов Леонид Григорьевич — 105 публикаций, 988 цитирований, индекс — 8.

Раскручиваемый из всех телевизоров и утюгов и недавно объявившийся как кандидат КПРФ в Госдуму от Хабаровского края учёный Николай Платошкин — 54 публикации, 79 цитирований, индекс Хирша — 4. Профессор на уровне молодого ученого. Не густо, если учесть, сколько часов эфиров федеральных каналов было отдано для раскрутки доверия и почтения к этому человеку.

Можно вспомнить часто мелькающих в видеосюжетах социальных сетей экономиста Михаила Хазина — 6 публикаций, 107 цитирований, индекс — 5.

У историка Евгения Спицина индекс Хирша — 0.

У экономиста Владислава Жуковского — 0.

У политического деятеля, или, как его еще аттестуют «известного экономиста», кандидата экономических наук Юрия Болдырева — Индекс Хирша тоже 0. Не удивительно, если взглянуть на список его «научных работ», например, в кандидатской диссертации, защищенной в бытность замом Председателя Счетной палаты. Строго говоря, ни одной научной работы там не было, кроме публицистики и одной работы в ведомственном сборнике самой Счетной палаты. Как считают некоторые эксперты, Индекс Хирша не идеален. Но, исходя из тех цифр, которые мы рассмотрели выше, можно сделать вывод, что работы Центра Сулакшина, особенно в части переустройства России, представляют для российского научного сообщества и страны в целом немалый интерес и высокую оценку научного сообщества. Куда больший, нежели «труды» Путина и Медведева и целого ряда системных политиков. Это несмотря на информационную блокаду, которую режим установил по отношению к публикациям и выступлениям учёных и ведущих экспертов Центра. Немаловажное открытие!

Есть основания говорить и о наличии большого латентного потенциала, которым обладают труды исследователей в части влияния на умы россиян. То есть можно при помощи интернет-войск бороться с цифрами просмотров ресурсов Центра Сулакшина, можно обнулять положительные оценки, рейтинги и репосты в социальных сетях, но реальное количество интеллектуально растущих над путинской действительностью людей, прозревающих, умнеющих, понимающих, что необходимо делать, — не становится меньше. Доверия правдивой науке становится больше.

Вера в справедливое и нравственное государство и возможность его построения на руинах путинизма растёт. «Программа Сулакшина» — как совокупность научных и публицистических трудов — становится общественным достоянием страны и предметом размышления, дискуссии, борьбы.

А кроме того, мы получаем еще один объективный критерий кому из политиков верить — как профессионалам — можно и нужно, а кому не очень.


Автор Владимир Викторович Волк, Союз Народной Журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
638
2589
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика