Нужно не камлать, а управлять развитием

Нужно не камлать, а управлять развитием

ВОПРОС СУЛАКШИНУ: Ваша теория успешности предполагает использование оптимизационных моделей развития отраслевой и пространственной структур экономики страны. Вероятно предполагается и диверсифицированный уровень налоговых ставок с преференциями для ускоренного развития значимых отраслей, производств, территорий. А могут ли быть в этой системе нулевые налоговые ставки? И заведомо или, как говорили в СССР, планово убыточные предприятия с государственными кредитами под нулевые ставки?

СУЛАКШИН С.С.: Меня радует абсолютно профессиональный вопрос — всё-таки доходит наше предложение до квалифицированных людей! Мой ответ — да. Здесь действительно фишка в том, что налоговые ставки не только будут дифференцироваться по пространству отраслевой структуры, но и по пространству социальной структуры в виде прогрессивной шкалы налогообложения, и по физическому региональному пространству.

Чего в этой деятельности важно добиться? Чтобы при государственной поддержке самостоятельности и свободы предпринимательства осуществлялось всестороннее и эффективное экономическое развитие страны. Это возможно при использовании не столько директивных, сколько мотивационных методов государственного управления.

Сейчас Путин вырастил сырьевую отрасль в нашей стране в виде раковой опухоли на фоне деградации всей остальной отраслевой структуры экономики. Инновационные, наукоёмкие отрасли, отрасли конечной сборки — самой высокой эффективности на фондоотдачу — не развиты, не развиваются, а стагнируют. Такая страна бензоколонка!

Как восстановить нужный стране спектр ВВП? Налоговую ставку на бензоколонке нужно увеличить, а в других секторах уменьшить. Кроме того, у налоговых взаимоотношений государства с хозяйствующими структурами есть ещё и субсидиарная политика, которая и означает отрицательную налоговую ставку.

В те сектора экономики, где нужно ускоренное развитие, следует направить капитал, бюджет в виде госзаказа. Что это за сектора? Сегодня это новые материалы, химические технологии, электроника и так далее. Причем, нужен не кредит, который наобещал Путин в недавнем Послании — это ещё одна кредитная петля на шею, а, во-первых, полноценное государственное субсидирование, а это фактически и есть отрицательная ставка налога по физике, по смыслу. А, во-вторых, таким решением стимулируется частный капитал, который может вступить в государственно-частное партнерство. И это не то, во что превратил государственно-частное партнерство путинизм: в платные дороги и дорожные камеры доносчики на обочине дороги, и всё.

Государственно-частное партнерство станет реальностью, частный капитал пойдет в указанные сферы потому, что государство своими инвестициями будет гарантировать ему устойчивость и доходность, возвратность его инвестиций. Вот что нужно делать. У нас есть целая разработка на эту тему: «Восстановление инструментария мотиваций в государственном управлении России». Поэтому «кнут и пряник», кнут — это налоги, они будут меньше там, куда предпочтительно чтобы перетекал капитал, а пряник — это субсидии и преференции. Этими инструментами и будем выправлять отраслевую структуру экономики. А в путинской России уже 20 лет подряд объявляют, что нужна отраслевая структурная реформа, но кроме этого словесного шаманства абсолютно ничего не делают. Поэтому спектр ВВП приближается к низкопередельному, самому неэффективному виду национальной экономики. Это обязательно нужно менять!

И про планово — убыточные предприятия. А разве путинские государственные органы, которые живут на бюджете, разве они условно не планово-убыточные? Они производят управленческий продукт, но не приносят прибыль. А медицинские учреждения? Школы, университеты, научные предприятия и организации? Это бюджетные предприятия, не надо их обижать, называя планового-убыточными. Они и не должны приносить прибыль. А внешняя политика, которую путинизм экономизировал по цене за газ? Украину потеряли, едва ли Беларусь не потеряли, всех союзников разогнали!

Есть миссии государства и общества, которые принципиально являются расходными, а не прибылеобразующими. К такому типу относятся, в том числе хозяйствующие субъекты, например, оружейного производственного сектора, не на экспорт, где есть прибыль, а для армии — и здесь нет никакой прибыли, одни расходы. Социальная проблематика, социальные товары, лекарства. Сейчас народ ими просто душат. Недавно видел ролик с бабулькой на площади, которая спрашивала как ей жить, если её пенсия 12000 рублей, а ей укол за 5000 рублей поставили? «А никак не жить», — говорит путинизм, «помирай». Это, конечно, нужно менять.


Степан Сулакшин


Автор Степан Степанович Сулакшин — д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор, гендиректор Центра научной политической мысли и идеологии.

Из передачи #ПрограммаСулакшина Вопросы и ответы.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
189
710
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика