Наша позиция по Крыму и не только

Наша позиция по Крыму и не только

ВОПРОС СУЛАКШИНУ: Мировое сообщество не признает аннексию Крыма. Степан Степанович считает, что Крым — это Россия и настаивает на этом. Значит Сулакшин стоит на стороне агрессора?

СУЛАКШИН С.С.: Этот вопрос задан он-лайн, в ходе моей видео-передачи на ютьюбе «Вопросы и ответы». Мне нетрудно отличать вопрос — интерес от вопроса-прощупывания или вопроса-провокации. Вопросы штука интересная. В них бывает и так, что самого вопроса меньше, чем некоего утверждения, на которое пытаются тебя повести. Вот так и в заданном мне вопросе делается утверждение об «агрессоре».

А кто был агрессором? Кто победил и развалил Советский Союз? Кто перекроил географическую и государственную территорию государства? Кто наплевал и растоптал итоги общесоюзного референдума, который не допускал возможности руководителям союзных республик Ельцину, Шушкевичу и Кравчуку, поскольку они были в правовом поле Советского Союза, подписывать какие-то разваливающие страну документы? Это было незаконно и преступно. И нет сомнения в том, кто именно, с точки зрения сущности и словаря гибридных войн, был агрессором в этом процессе. Знаете же, кому позвонил Ельцин, когда ещё чернила не высохли на Беловежском соглашении? Американскому президенту. Отчитался о победе. К несчастью, распад СССР еще не закончился. Еще не исчезли военные конфликты по этому поводу. Лицом к лицу с этим фактом живем.

И для нас вопрос об агрессоре против нашей Родины, против нашего народа, который частью отрезан от общего нашего, как под какой-то фантасмагорической оккупацией оказался, ясен. И как в 1941 году мой отец, ушедший добровольцем на фронт, не соглашался с подобным фактом, так и сегодня я тоже не согласен с попытками представить дело так, что все окончательно этим самым, особым с точки зрения терминологии, агрессором решено. В любом случае, кровь, пролитая нашими отцами, на Саур-Могиле, по всей Европе, никуда не испарилась, она объясняет кто и тогда, и сейчас «агрессор». Второй момент: государственная территория складывалась столетиями, она складывалась в трагических событиях, кровопролитных войнах и она именно так сложилась. И когда её пытаются резать по живому, в прямом смысле по людям, — это и есть агрессия.

Я ведь исторический свидетель многих событий той поры. Был такой момент, о котором мне рассказал человек, находящийся рядом с Ельциным. Этот человек был патриотом, он пытался при развале Советского Союза убедить Ельцина не отдавать Крым и Севастополь, тем более, что Севастополь вообще не входил в состав Украины, он был городом союзного подчинения, а сам акт о передаче самого Крыма в состав Украинской Советской Социалистической республики, как его оценивают правоведы, тоже далеко не идеален. И кроме того, этот акт мог быть пересмотрен. Вопрос был в одних руках-Ельцина. Так вот, Ельцин этому товарищу ответил: «Нет, пусть забирают. Иди и делай, что царь велел!» Это историческая цитата. Так решалась судьба миллионов человек!

Я был в Крыму в 90-е годы, население в Крыму было в основном русским. Исторически проживают и крымские татары. Украина, украинский язык — это было, было перемешивание, перекрестные браки, но в целом, если оценивать политико-социально-демографический настрой населения, то он без сомнения, по абсолютному большинству (личная экспертная оценка) было таким, что «Мы Россия, Россия матушка». Так референдумом на полуострове и присоединением автономного Крыма к своей территории — России, когда власть в Киеве была захвачена в ходе вооруженного переворота, этим актом воля населения и была реализована.

Я сейчас не буду вдаваться в детали того, произошло ли присоединение Крыма в согласии с международным правом или нет — это пространство политических интерпретаций. В право вмешивается политика, политика переворота в Киеве. И спор этот вне воли и истории народа — это совсем другой жанр. Настолько же другой, как и тот, в котором стреляют пушки. Для меня сейчас, здесь и сейчас, как для гражданина России, как для русского человека, как для человека, который хорошо знает настроения и в Крыму, и в Донбассе, есть Конституция России, в которой описана территория её государственности. Она включает Крым. Я критикую ельцинско-путинскую конституцию, но это закон.

И если кто-то, где-то, на Курилах ли, в Киеве ли в своих конституциях упоминает нашу конституционную территорию, то я называю это не так, как Путин: «Территориальный спор». Я называю это посягательством на конституционную территорию моей страны. Из чего вытекают и все обязанности России по защите своей территории. Я исхожу именно из этого, а ещё из воли, чаяний и мечтаний миллионов людей, которых в ином случае ждут концлагерь и этакое новоязычие — «на подвал», которых ждут издевательские процедуры: «ты забудь свою мать, забудь свой язык, перекрась героев истории, когда тебе в качестве героев подают союзников гитлеровского фашизма». Что неестественного я сказал? Да, я не полез сейчас на площадку политических интерпретаций, которые в гибридных войнах очень активно используются. Настоящая истина находится иначе. Не в ток-шоу телеканалов. Для меня она найдена.


Степан Сулакшин


Автор Степан Степанович Сулакшин — д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор, гендиректор Центра научной политической мысли и идеологии.

Из передачи #ПрограммаСулакшина Вопросы и ответы.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1766
6469
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика