Лучшая практика рождается из правильной теории

Лучшая практика рождается из правильной теории

ВОПРОС СУЛАКШИНУ: Господствующая в мире либеральная идеология сегодня многим представляется единственно верной, поскольку социалистические Китай, Куба и КНДР выглядят не самыми лучшими государствами с точки зрения свобод граждан. Есть ли этапность в развитии обществ, как убеждают марксисты, или эти два антипода организации обществ будут всё время как альтернатива друг другу?

СУЛАКШИН С.С.: Во-первых, я не согласен в Вашем вопросе с тем, что многим и чуть ли не большинству в мире либеральная идеология представляется единственно верной. Это не так. Наш товарищ, профессор Багдасарян, в ходе специального исследования стран мира по поводу их ориентаций на одну из трёх существующих идеологий — либерализма, социализма или фашизма — выяснил, что в мире преобладает отнюдь не либерализм, а разные переходные стадии социалистической идеологии. Во-вторых, я не согласен с тем, что допустимо характеризовать, скажем, Китай исключительно одной характеристикой. Есть целый комплекс характеристик государств, таких, как, например, суверенность, развитость, современность, уровень жизни, рождаемость, смертность, коэффициент счастья, индекс развития человеческого потенциала и другие. Китай, к примеру, как социалистическое государство со своей спецификой, уже обеспечивает ВВП на душу населения больше, чем путинская либеральная Россия. Поэтому данные исходные точки зрения я не поддержу.

Теперь по поводу этапности в развитии обществ, в которой убеждены марксисты, или вечного существования двух антиподов организации обществ, альтернатив друг другу. Как рождаются эти, по вашему мнению, антиподы? Либерализм и социальность — это противопоставление коллегиальности, коллективности или общественного, социального и индивидуального. Социальное, кооперативное -это уже доказанная неизбежная перспектива эволюционного развития человечества.

Уже в биологической природе встречаются предпосылки социальности в виде стайного, стадного поведения, роя — коллективной жизни. А противоречие всегда останется. Потому что всегда есть единица — человек и всегда есть его социальные связи, то есть, общественная форма бытия, которые, конечно, находятся в противоречии. Кто-то всегда претендует на большую часть от общего пирога, что уменьшает доли других и делает распределение несправедливым — это будет всегда. Но организация обществ не ограничивается только вопросами материального распределения и прав и свобод граждан, я уже многие характеристики государства упоминал. Эволюцию остановить нельзя, а она ведёт от либерализма, фашизма, расизма, путинизма в сторону социальности — и это неизбежно. А самим движением управляет та самая борьба противоположностей и интересов: индивидуального и общественного, тут Вы правы.

И ещё один момент, который тоже меня волновал и продолжает волновать. Когда я слышу рассуждения о каких-то технологических укладах, например, Глазьева, то возникает вопрос: «а есть ли эта этапность в развитии общества»? Не выдумана ли она, как некая поверхностная «объяснительная модель», которая на поверку оказывается просто довольно примитивным описанием и первичной классификацией. Которая отнюдь не отражает законов развития социума. Есть два пространства для ответа на этот вопрос. Во-первых, есть ли этапность в реальном развитии обществ вне человеческого сознания или она исключительно в теоретическом, модельном представлении, в сознании самого исследователя?

В развитии общества, конечно, мало-помалу идут накопления, они накапливаются до тех пор, пока качество не переходит в количество, после чего происходят революции — скачкообразная изменчивость. А как это описать? Это поле для теоретиков, изучающих модели развития. Но на этом поле и те, кто пытается что-то изобрести для отчетов, диссертаций, академических званий, научных публикаций. На поверку же оказывается, что развитие происходит не только во времени, но и в пространстве. Скажем, страны лидеры изобретали порох, железо, письменность и постепенно передавали эти уровни развитости производства и потребления в другие страны. То есть, распространение происходило и по пространству! Это же тоже надо иметь ввиду и понимать. Без этого понимания исторические периодизации рискуют оказаться мнимыми.

Поэтому иные попытки классификаций, попытки обнаружить какую-то этапность, некие технологические уклады, носят на наш взгляд схоластический характер. Для активно деятельностного подхода они непригодны, потому что не отвечают на вопрос: и что же с этим делать?

В целом, Вы цепляете очень интересные и непростые вопросы теории, они очень актуальны с точки зрения государственного строительства и управления. Важно что это волнует Вас и наверняка других, ещё более важно для меня, для нас, что мы готовы к ответам на эти вопросы не только в теории, но и в части практического проекта устройства нашей страны.


Степан Сулакшин


Автор Степан Степанович Сулакшин — д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор, гендиректор Центра научной политической мысли и идеологии.

Из передачи #ПрограммаСулакшина Вопросы и ответы.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
991
4112
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика