Итоги 2019 года

Итоги 2019 года

Пришло время подводить итоги 2019 года. Президент и премьер уже дали свою оценку: год стабильный, по мнению премьера он был адаптационным, с его завершением окончатся определенные циклы, и экономика, якобы, выйдет на уровень роста выше мирового. Оба деятеля оценили год как успешный с точки зрения показателей стабильности финансовой системы, отметив рекордные значения финансовых показателей. В целом политическую элиту устраивают результаты ее работы, а если что-то пошло не так, то это лишь из-за стечения обстоятельств. Но что касается нас, простых граждан, то как мы смотрим на результаты государственной политики в области экономики в 2019 году?

В этом году мы наблюдали рост ВВП, если это можно назвать ростом. Напомню, что в майском указе президента целевой уровень — прирост на уровне мировом, т. е. 3%. В России за 9 месяцев рост составил 1,1%, к концу года в лучшем случае достигнет 1,3%. Конечно и от целевого уровня отстаем, и отличаемся даже от мировых оценок. В октябре Всемирный банк понизил ожидаемый рост экономики России до 1%. В январе рост ожидался на уровне 1,5%, в апреле ожидания снизились до 1,4%, в июне — до 1,2%. В качестве главных причин были названы следующие: низкие инвестиции и слабый рост розничной торговли на фоне повышения НДС до 20%, снижение промышленной активности.

Конечно, всегда найдутся те, кто скажет, что экономика ведь растет, что вы нагнетаете обстановку. Но, во-первых, насколько этим цифрам можно доверять, это вопрос. Во-вторых, действующий глава России явно войдет в историю, но войдет в нее как лидер, которому был дан уникальный исторический шанс, но он его упустил. Никогда страна не жила при такой выгодной экономической конъюнктуре — столь высоких ценах на энергоресурсы.

Что касается стабильных финансовых показателей, о которых нам успели доложить все министры и президент, то здесь традиционно назван профицит бюджета, пополнение ФНБ и низкая инфляция.

Казалось бы, профицит бюджета — это однозначно плюс. Но не в том случае, когда он сопряжен с неисполнением расходных обязательств или экономии за счет граждан. За 11 месяцев 2019 года профицит бюджета составил 3,02 трлн рублей. Вспомните, что благодаря заморозке накопительной части пенсии власти сэкономили 2 трлн. То есть как минимум в заморозке нужды никакой не было. ПФР мог получить дотации из бюджета, в бюджете были деньги. Но выходит, что сберегать деньги бюджета на дотации в ПФР нужно, а беречь народную копейку нужды совершенно нет. Как видим, не государство для народа, а народ для приватизированного государства.

Так откуда взялся профицит? Да оттуда, что государство предпочитало не слишком тратиться, перейдя к стратегии сдерживания государственных расходов, а значит подавления экономического роста. В 2019 году за 11 месяцев доходы федерального бюджета достигли 89% от планового показателя, а расходы только 82%. По мнению Кудрина и А. Силуанова, сумма неисполненных расходов бюджета в этом году может составить почти 1 трлн руб., они перейдут на следующий год в виде бюджетных остатков. Чтобы было понятно, сопоставим с годовыми расходами бюджета на отдельные отрасли в 2019 г. 1 трлн — это недофинансирование ЖКХ пять лет подряд, спорта и физкультуры — 18 лет, СМИ — 13 лет, охраны окружающей среды — свыше пяти лет, культуры и кино — восемь лет, здравоохранения — 1,5 года, образования — 1,2 г.

На рисунке 1 видно, что с 2014 года доходы государства выросли на 39%, а расходы только на 28% в номинальном выражении. Государство, таким образом, предпочитало экономить на своих гражданах, намеренно занижая бюджетные статьи расхода.

Рис. 1. Структура федерального бюджета

И что интересно, сколько бы сейчас государство ни заработало, людям от этого легче не станет. Помимо отказа тратить больше при росте доходов, действует еще и пресловутое правило — отправлять в ФНБ деньги от дополнительных нефтегазовых доходов, которые образуются от превышения нефтяными ценами уровня в $41,6 за баррель в 2019 году. Но самое интересное, для чего нужна эта кубышка? Официально, чтобы иметь запас на случай кризиса, значит его снова ждут. Как тут не вспомнить советское время, когда власти говорили о рывке и стремлении стать первой экономикой мира. Сейчас цели сводятся к тому, чтобы пересидеть и переждать очередной экономический кризис. Согласитесь, обмельчали политические амбиции нашего руководства. Тут уж как говорится, быть бы живу, не до жиру.

А теперь вспомним реальные факты. В 2013 году средства ФНБ были вложены в украинские государственные облигации на $3 млрд, которые Украина погашать отказалась. Да и вложены они были скорее в президента, а не в страну, и к тому же в обход всяких законодательных правил.

Изменения в закон вносились задним числом, поскольку правительство не могло отказать нашему президенту. Совсем недавно речь шла о том, что в случае превышения размера фонда семи процентов от ВВП, правительство будет тратить эти излишки за пределами страны (в частности, выдавать в виде экспортных кредитов другим государствам). Согласитесь, глупо как-то россиянам терпеть, чтобы в достатке жили иностранные государства. И лишь после министр финансов робко отметил, что часть средств может быть направлена на внутреннюю экономику. В целом в кубышке ничего плохого нет, но лишь тогда, когда в нее вносятся действительно излишние средства, а не те, в которых остро нуждается отечественная экономика.

А теперь коснемся загадочного показателя инфляции. В этом году мы снова вышли на рекордный уровень. За 11 месяцев она составила 3,5%. Для россиян уровень инфляции, так же, как и уровень заработной платы, стал мифическим показателем, о котором все говорят, но никто его не видел. Не буду даже браться за прогнозирование реального размера инфляции, но отмечу, что по официальным данным рост цен на товары потребления, которые едят в каждом доме, а для бедных семей это буквально главный рацион питания, был следующим: на гречку — 29%, пшено — 23%, макароны, пшеничная мука и рис — по 7%, хлеб из ржаной муки, вермишель и хлеб из пшеничной муки — по 6% (рис. 2). Только на эти товары средний рост цен составил 11%, и это еще по официальным данным. Таким образом, инфляция далека от реальной жизни и от роста цен на ключевые продукты питания. Получается, что инфляция у нас дифференцируется по уровню достатка семьи. У политической элиты она равна 3,5%, а у простых россиян за 11%.


Рис. 2. Рост цен на основные продукты питания

Таким образом, итог этого года — рост цен на товары, которые потребляет большинство россиян.

Из состояния стабильности-застоя в идеале нас должны были вывести нацпроекты, однако их исполнение показало, что никто не спешит выполнять указы президента. На их исполнение было затрачено 52,1% от годового плана. Хуже всего деньги тратят исполнители нацпроектов «Экология» (22% за январь-сентябрь) и «Цифровая экономика» (12%). По мнению премьера, это нормальный ход работы, регионы привыкали, вырабатывали процедуры. За 2 года проекты, на реализацию которых отведено 6 лет, не смогли пройти стадии согласования и выйти на уровень финансирования, что уже говорить тогда о ходе их реализации. Павда после народных обсуждений министры все же отчитались о более высоких показателях: расходы бюджета РФ по национальным проектам на 20 декабря исполнены на 1,4 триллиона рублей, это 80% от плана на год.

Теперь плавно подходим к вопросу реальных доходов наших граждан. С 2014 года они упали почти на 10%. Официально в этом году они выросли, правда этот рост составил всего 0,2, да и скачок наметился после того, как президент в своей речи призвал поднять реальные доходы. Правительство развело руками, а Росстат рьяно бросился исполнять указ. Напомню, что именно в этом году Росстат пересмотрел методику расчета реальных доходов. Дескать, устарела она, так как все растёт, а доходы почему-то нет. Только странно, чему здесь удивляться — НДС подняли до 20%, мусорную реформу с новыми тарифами на вывоз мусора провели, ставки на вклады понизили, а тарифы на связь, ЖКХ и прочие услуги растут устойчивее роста наших заработных плат.

Однако за статистическим слабым ростом скрывается фактическая беспомощность правительства — население неоднократно задавало вопрос президенту, в том числе на декабрьской пресс-конференции, что говорит о том, что доходы так и не выросли. Многие эксперты уже бьют тревогу, доказывая, что россияне уже в состоянии крайней нищеты, а не просто бедности. Это только официально у нас бедных 19,8 миллионов человек, на деле к ним стоит прибавить 6,5 миллионов пенсионеров, уровень пенсий которых равен прожиточному минимуму, а также семьи, чьи доходы едва равны прожиточному минимуму или незначительно его превышают. Выходит, что либеральная стабильность порождает ничто иное как нищету, которая и является сейчас главным тормозом демографического развития.

Хочу поздравить россиян с тем, что средняя заработная плата к концу этого года составила 46 549 руб. Думаю, что у многих это вызовет лишь грустную улыбку и воспоминания о фразе о средней температуре по палате. Для областных центров, и тем более небольших городов, средняя заработная плата составлякт 6–12 тысяч рублей, то есть фактически равна прожиточному минимуму. Для одних эта сумма — их ежемесячный заработок, для других — стоимость суточного питания на рабочем месте за счет государственного бюджета.

Что касается национальной валюты, то хотя к концу года рубль укрепился, его волатильность в течение года была крайне высокой (рис. 3). А это все не могло не влиять на цены импортных товаров и услуг из-за рубежа. Ну и конечно на реальные доходы наших граждан.


Рис. 3. Динамика курса рубля к доллару США

И, наконец, главный итог этого года — это рекордный за последние годы рост естественной убыли населения, которая за 10 месяцев составила 259,6 тысяч человек (рис. 4). В целом по стране в январе-октябре 2019 г. число умерших превысило число родившихся в 1,2 раза (в январе-октябре 2018 г. — в 1,1 раза), в 32 субъектах это превышение составило 1,5–2,1 раза. Естественный прирост населения зафиксирован в 18 субъектах, хотя годом ранее он еще был в 22 регионах. Меры поддержки семьи, которые предпринимает правительство, являются каплей в океане возможностей при доходах от продажи энергоресурсов. Но главное, что сейчас уже даже не ментальный фактор начинает доминировать в вопросе демографии, а банальный материальный — нищета, неуверенность в завтрашнем дне, отсутствие достойной оплаты труда в своем регионе. Так о каком экономическом росте можно говорить, когда население реагирует на это естественными процессами — сокращением числа родившихся.

Рис. 4. Показатели демографического роста

Итак, 2019 год не стал прорывным, не стал годом трансформации, а вписался в цикл застойных лет либеральной путинской России, приблизив еще на один год уже мало отвратимую катастрофу демографического вымирания, глубочайшего экономического кризиса и политической нестабильности. Но как обычно, так уж в природе человека, новый год будем встречать с надеждой на светлое будущее и хоть какой-то лучик в этом темном царстве олигархического людоедского уклада.


Людмила Кравченко



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
151
419
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика