Первый звонок как набат по отечественному образованию

Первый звонок как набат по отечественному образованию

Автор Надежда Андреевна Захаренко (Хвыля-Олинтер) — эксперт Центра Сулакшина, канд. соц. наук.

Радостное и тревожное настроение охватывает большую часть населения нашей страны в первые дни осени — волнуются родители, пронеслись по улочкам нарядные детишки с портфелями, бантами и букетами, из школьных динамиков прозвучали старые добрые песни, которые, взывая к ностальгии по советскому прошлому, заставили сжиматься сердца россиян. Первое сентября, первый звонок, вперед, за знаниями, к светлому и прекрасному.

Но у тех, кто знает, что происходит с отечественной системой образования, начало сентября вызывает не бурю положительных эмоций, а, скорее, тревогу и опасения за будущее страны, когда-то славившейся на весь мир системой подготовки с той самой школьной скамьи, и, как следствие, великими учеными, ярчайшими научными достижениями и открытиями.

Зачем спешат сегодня в школы дети? Чтобы получить знания или услугу? Чтобы впитать традиционные ценности или стать космополитами? Чтобы научиться любить свою Родину и культуру или впасть в ура-патриотизм? И что собой представляет сегодня отечественное образование, кто, где, кого и чему учит? Ответы на эти вопросы важны, поскольку от состояния системы образования напрямую зависит будущее страны, ее имидж, успешность, в конечном итоге уровень жизни граждан.


СКОЛЬКО ВКЛАДЫВАЕТ ГОСУДАРСТВО?

Государственные расходы на образование практически не увеличиваются, кроме того государство все активнее перекладывает заботу о финансировании этой сферы на бюджеты субъектов федерации, уровень экономического благосостояния которых, как известно, очень разный. К началу двадцать первого столетия 3,7% федерального бюджета страны доставались системе образования, спустя пятнадцать лет доля осталась прежней — 3,9%. А расходы, которые приняли на себя бюджеты субъектов РФ выросли с 17 до 25% (рис. 1).

Рис. 1. Государственные расходы на образование по уровням бюджетной системы

Доля общих государственных расходов на образование в России составляет 8,6% (на 2014 год), и по этому показателю от многих развитых стран мы заметно отстаем. Например, Корея закладывает на эту сферу 14,5%, Канада — 12%, США, Швеция и Великобритания — более 11%, Германия приближается к 10%.

Показатель уровня озабоченности государства системой образования, выраженный в процентах к ВВП тоже не слишком оптимистичен — с имеющимся 3,8% мы уступаем очень многим. С учетом того, что отечественная экономика в связи с кризисными тенденциями сжимается, а ВВП сокращается, прогноз на будущее не утешителен.

А вот для родителей сборы ребенка в школу остаются серьезной проблемой. Согласно всероссийскому опросу 56% россиян, чьи дети являются школьниками, считают затраты на покупку необходимых для учебы вещей слишком большими для своей семьи. Динамика трат неутешительна — с каждым годом сумма, уходящая из кошельков россиян на учебники, форму и канцтовары, увеличивается (рис. 2).

Рис. 2. Динамика трат россиян на сборы детей в школу


ГДЕ УЧАТ?

Школ в нашей стране становится меньше, особенно заметен этот процесс в сельской местности, где идет лавинообразное сокращение общеобразовательных организаций. В целом по стране за период либерального правления с 2000 по 2015 год сокращение произошло в полтора раза (с 68804 до 44848), в городах и поселках городского типа — в 1,2 раза, а на селе — уже в 1,8 раз (рис. 3). А ведь практически четвертая часть жителей России относится к сельскому населению.

Рис. 3. Число общеобразовательных организаций в РФ

И вроде бы, согласно закону «Об образовании в РФ», и закрытие малокомплектных сельских школ должно происходить только с согласия общественности, и уровень их финансирования не должно зависеть от числа обучающихся детей, однако на практике эти принципы соблюдается далеко не всегда. Россияне очень скептически относятся к процессу реформирования школ и их слияния — два человека из трех считают проводимые реформы неправильными, в основном по причине того, что «школы должны быть в селах и поселках, до них должно быть легко добираться».


КОГО УЧАТ?

Очевидно, что закрытие школ в селах и деревнях связано в значительной степени с демографическим кризисом. Но процесс двусторонний — отсутствие в шаговой доступности школ вынуждает семьи с детьми искать иные места проживания, тем самым лишь усугубляя процесс обезлюживания отдаленных российских территорий.

В целом по стране ежегодно детей, спешащих в школы, становится все меньше. Число детей, достигших школьного возраста (7 лет), проживающих в городах, за 26 лет сократилось почти на полмиллиона человек (с 1651506 в 1990 году до 1203989 в 2016). В селах потери семилеток составили примерно 150 тыс. чел. (с 664606 до 502454 соответственно). Этот срез на семилетний возраст, конечно, дает представление и об общей динамике численности учащихся. На рисунке ниже хорошо видны «подрезанные» крылья, показывающие уменьшившееся число школьников в селах и городах России (рис. 4).

Рис. 4. Численность и состав городского и сельского населения РФ по возрасту 1990, 2016 гг. (данные Росстата)

С 2000/2001 по 20015/2016 учебного год численность обучающихся в государственных и муниципальных учреждениях России сократилась примерно в 1,4 раза (по городам и поселкам городского типа в 1,3 раза, по сельской местности — в 1,6).


КТО УЧИТ?

Меньше становится учеников — меньше и учителей, и все большую часть из них составляют педагоги пенсионного возраста. В 2000-м году только один из девяти сотрудников школ находился в пенсионном возрасте, в 2014-м — один из четырех (рис. 5). Не идет молодежь в педвузы, а если и идет, то по профессии работать не собирается.

Рис. 5. Численность учителей общеобразовательных учреждений

Зарплаты учителей — отдельная тема. Объяснить детям, растущим в обществе потребления, что учитель, работающий за такую мизерную зарплату, не неудачник, а человек, чей авторитет значим, очень сложно.

Согласно официальным данным в среднем учителя получают 33,2 тыс. руб., но то, что это «средняя температура по больнице», годная лишь для чиновничьей отчетности, лишний раз подтвердил звонок молодой учительницы сельской школы на Прямую линию с президентом. Девушка сообщила, что получает в месяц не больше 16,5 тыс. руб. и попросила объяснить, как возможно прожить на такие деньги, чем вызвала искреннее и неподдельное удивление президента, сославшегося на пресловутые официальные цифры о «средней зарплате». Уместно вспомнить и совет Медведева, данный учителям, посмевшим пожаловаться на низкий уровень заработной платы, «если хочется деньги зарабатывать, есть масса прекрасных мест, где можно сделать это быстрее и лучше. Тот же самый бизнес. Но вы же не пошли в бизнес, как я понимаю» — резюмировал премьер-министр, который уже успел прославиться как знатный советчик, особенно в вопросах денежного обеспечения граждан.

Итог — 37% россиян уверены, что профессия школьного учителя сегодня не пользуется уважением.


ЧЕМУ УЧАТ?

В советское время обучение базировалось на ценностных посылах, подрастающее поколение являлось долгосрочным проектом, в который вкладывались усилия и средства, поскольку присутствовало понимание его колоссального значения для будущего страны. Сегодня родители школьников утверждают, что с такими задачами как воспитание патриотизма, формирование нравственных ценностей и норм поведения, передача глубоких знаний по предметам, российские школы справляются плохо. Что касается задач, решаемых на школьном уровне хорошо, то 37% родителей школьников и 46% населения в целом вообще затруднились привести тому примеры.

Новый министр образования неоднократно указывала, что ценностные установки (например, любовь к труду, милосердие и т.д.) школа формировать обязана. Но ясно же, что для отдельно взятого социального института эта задача абсолютно непосильная. Другие агенты влияния (СМИ, Интернет, да порой и сами родители) постоянно утверждают иные ценности — потребительство, индивидуализм, космополитизм, ориентация на материальное, на фоне чего попытки школы внедрить некие акции по воспитанию подрастающего поколения оборачиваются либо формальными действиями для отчетности, либо вызывающими раздражение детей и родителей занудными мероприятиями. Эффект и в том и в другом случае нулевой.

Пока страна не имеет государственной идеологии, направленной на защиту национальных интересов, которая пронизывала бы все структуры государства и общества и являлась бы обязательным критерием для любого управленческого решения или проводимой реформы, ожидать позитивных перемен в системе школьного образования преждевременно.

К сожалению, действующая власть, вливающая бюджетные деньги в «силовиков» и изымающая их из социальной и образовательной сфер, сейчас больше обеспокоена не развитием человеческого потенциала, а его сдерживанием. В современной России лучше всего финансируются чиновники, щедро отмеряющие себе денежки по статье «Содержание органов власти и управления», что в условиях «приватизированного государства» конечно не удивительно. Интересы общества стали вторичными, к тому же малообразованной человеческой массой легче управлять, подкидывать нужные идеи, внушать иллюзии, симпатии и страх перемен. Когда потребности людей останавливаются на уровне «хлеба и зрелищ», удовлетворить их не составляет труда, а образованный человек привык размышлять, задавать вопросы и искать выход из неблагоприятной ситуации, что нынешней власти очень невыгодно. И на сегодняшний день, перезвон колокольчика в руках счастливой первоклассницы, заставляет вопрошать тревожно: «по ком звонит колокол?».


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Российское образование — антропологическое измерение

Образование — качественное или злокачественное?

Образ страны в культуре, образовании, науке

Свобода. Культура. Школа

Годовщина работы Ольги Васильевой

О последствиях принимаемых решений в образовательной политике России

Как развалить систему образования: диверсионная программа



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
157
461
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика