О себестоимости нефти: как они иначе заговорили

О себестоимости нефти: как они иначе заговорили

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Еще недавно чиновники нас уверяли, что себестоимость добычи нефти в России составляет не менее 20 долларов за баррель, то есть нефтянка работает при текущих ценах если не в убыток, то без особой маржи. И хотя появлялись сообщения о том, что выплаты совету директоров и правления нефтегазовых компаний только росли, особых тревог это не вызывало, хотя закрадывались сомнения, что в кризис нужна мобилизация, а не расходование средств на бонусы и прочее. Но затем, когда было объявлено, что себестоимость добычи нефти в России в разы ниже ранее объявленного уровня, пришлось задуматься над вопросом, почему все это время нас обманывали, и куда уходила эта скрытая маржа?


НЕФТЬ ЗА 20?

Еще в 2015 году в Центре Сулакшина вышла работа «Цена нефти: между экономикой и политикой», в которой была проанализирована себестоимость добычи нефти в России и в мире на основе открытых источников. Себестоимость была оценена двумя способами: как расходы непосредственно на саму добычу нефти и как общие издержки по всему комплексу, включающие операционные, общехозяйственные, административные и транспортные расходы, амортизацию, геологоразведку и т. д. Первая величина является менее гибкой и более показательной с точки зрения прогнозирования рентабельности добычи, так как отображает расходы, которые сложнее сократить в случае необходимости. Второй показатель обладает большей гибкостью и может изменяться под давлением обстоятельств в условиях ценовых кризисов в более широком диапазоне. Кроме того, второй показатель характерен для более длительного цикла производства и соответственно менее чувствителен к текущей конъюнктуре. Согласно первому варианту расчета себестоимость нефти в России колеблется от 15 до 21 доллара за баррель (Таблица 1).

Таблица 1. Себестоимость добычи нефти по регионам

В разрезе компаний себестоимость добычи нефти по непосредственным и общим затратам в России весьма варьируется (рис. 1).

Рис. 1. Себестоимость добычи нефти по компаниям

При этом она ниже, чем у их зарубежных коллег. Средневзвешенная себестоимость барреля нефти, производимого пятью российскими корпорациями, на долю которых приходится три четверти российской добычи, составила $22. Такие же цифры приводит Единая межведомственная информационно-статистическая система (ЕМИСС) России для российской нефтедобывающей отрасли. Оценка средневзвешенной себестоимости по полному перечню затрат для пяти крупнейших российских компаний дала результат $48 за баррель. Схожие данные приводит MorganStanley, оценивая аналогичные показатели для всех российских нефтяных компаний.

При такой оценке российские нефтегазовые компании работали некоторое время на грани убытков, вернувшись к небольшой прибыли только во второй половине 2016 года.


ПЕРЕСМОТР СЕБЕСТОИМОСТИ

В этом году себестоимость российской нефти вдруг неожиданно упала. По данным заместителя министра энергетики России Антона Инюцына себестоимость добычи нефти в России составляет 3−8 долларов за баррель. Согласно его словам низкая себестоимость и рост глубины переработки с 70 до 80% позволяют России оставаться конкурентоспособной на этом рынке. Ранее в марте его начальник министр энергетики А.Новак приводил другую оценку — 10−15 долларов за баррель, притом российских запасов хватит на срок более 50 лет. Тогда же другой его заместитель указал, что себестоимость добычи барреля нефти в РФ составляет в среднем около 2 долларов, по трудноизвлекаемым запасам и шельфовым проектам — 20 долларов.

С аналогичной оценкой выступил глава «Роснефти» И.Сечин, который указал, что себестоимость добычи нефти на месторождениях компании составляет менее 3 долларов за баррель. Другой заместитель министра энергетики Алексей Текслер еще в январе 2016 года объявил, что себестоимость добычи нефти в России составляет 3–6 долларов за баррель, а с учетом расходов на транспортировку и бурение — до 15–16 долларов. Выходит все в министерстве, кроме самого министра, в курсе, что себестоимость нефти в чистом виде в границах 2–6 долларов, и только министр почему-то эту отметку завышает в несколько раз.


ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ?

Наблюдаемое второй год изменение позиций относительно себестоимости добычи нефти оставляет широкое поле для размышлений. Почему сейчас власти так настойчиво стали говорить о ее снижении?

Во-первых, заявлением о снижении себестоимости народу России внушается обоснованность сохранения сырьевой модели. Население пытаются убедить, что шоки сырьевой экономики преодолены, и дальнейшая ориентация на сырье все так же будет содействовать росту экономики. А при таком подходе к властям не должно возникать претензий — они эксплуатируют ту модель, которая продолжает работать. В подтверждение этого тезиса и все заявления Новака, что запасов нефти и газа в России хватит еще как минимум на 50 лет. Да и Путин на днях выступил с заявлением, что возобновляемые источники энергии смогут выйти на первое место в энергогенерации не раньше, чем через 30 лет, да и сами традиционные источники по его мнению имеют больше перспектив: «такой вид топлива, как газомоторное топливо, на наш взгляд, является гораздо более высокоэкологичнsм в конечном итоге, чем электромобили». А значит на его веку нефть будет доминирующим источником энергии, и сохранение статуса страны — нефтяной скважины вроде как не наносит ущерба экономике по логике Кремля.

Во-вторых, объявление о снижении себестоимости призвано доказать Западу, что Россия готова выступать конкурентным новым игроком на нефтегазовом рынке даже в условиях снижения цены на нефть. Позиционируясь как страна с себестоимостью добычи на уровне стран Ближнего Востока, Россия фактически объявляет Западу, что и низкие цены выдержит, и санкции переживет. Вторит этому российский лидер, который заявил, что «устойчивый рост современной мировой экономики тесно связан с обеспечением энергетической безопасности. И конечно, в этом вопросе особая роль принадлежит России — одному из гарантов энергобезопасности всей Евразии». В чем-в чем, а в этом чиновники поднаторели — уметь пускать пыль в глаза перед западными странами фразами «санкции сделали нас сильнее», «без санкций мы бы сами этого не сделали» и прочее.

Но самый главный вопрос даже не в том, почему власти заговорили о низкой себестоимости нефти, а в том, куда же уходила та самая маржа, которая ранее объявлялась себестоимостью? Куда уходили, прямо скажем сверхдоходы? Пока нам твердили, что налоги должны быть умеренными, чтобы в условиях сниженных цен на нефть нефтегазовая отрасль обеспечила свою рентабельность, на деле была гарантирована задача сохранения сверхприбыли отрасли. Компании записывали в издержки себестоимость добычи не 2–6 долларов за баррель, а 20, налогооблагаемая прибыль компании уменьшалась на эту сумму. А данная сумма, по всей видимости, выводилась за рубеж через посредников в офшорные операции. Проще говоря — дельта в карман. Несмотря на законодательные ограничения офшорной деятельности, нефтегазовая сфера их не только умело обошла, но и выбила себе право существовать в офшорах. На прошлой неделе правительство заявило, что не намерено переводить в юрисдикцию страны из офшоров системообразующие российские компании, на долю которых приходится 70% валового национального дохода.

Это такие компании, как «Алроса», «Газпром», «Башнефть», «Норникель», «Роснефть», крупнейшие розничные сети, сотовые операторы и другие компании. То есть они и их дочки по-прежнему будут пребывать в офшорах, их средства не только минуют российский бюджет, но и не будут направлены в развитие отечественной экономики. Несмотря на показательное принятие закона по деофшоризации, направленное скорее на успокоение граждан, Россия остается в списке мировых лидеров по объему выведенных в офшоры средств. По данным Национального бюро экономических исследований (NBER) США в прошлом году граждане (особые конечно граждане) РФ хранили в офшорах 60 трлн рублей — около 60% ВВП страны.

Картина в отрасли действительно странная. С одной стороны, власти меняют систему налогообложения, вводя так называемый налоговой маневр, когда НДПИ увеличивается, а экспортные пошлины снижаются, что стимулирует именно экспорт энергоресурсов, а не ориентацию на внутренний рынок. Налоговый маневр в нефтегазовой отрасли, действующий с 1 января 2015 года, предусматривает снижение экспортных пошлин на нефть до 30% в 2017 г. с 42%, с параллельным ростом ставки НДПИ на нефть до 919 рублей за тонну в 2017 г. с 857 руб. за тонну в 2016 г.

С другой стороны, сами компании в результате падения цен на нефть сокращают объемы налоговых поступлений в бюджет, но на этом же фоне повышают выплаты членам правления (рис. 2). Например, в «Роснефти» все эти кризисные годы выплаты правлению были не ниже докризисного периода, а в некоторые интервалы в разы их превышали. Например, в I квартале этого года выплаты компании равнялись половине премий за весь 2016 год, или в 100 раз больше чем за аналогичный период предыдущего года.

Рис. 2. Выплаты правлению «Роснефти», по данным Ведомости

В 2015 году, то есть уже в период кризиса и санкций, в I квартале Роснефть уменьшила выплаты в бюджет на 16,5%, но при этом члены правления за 6 месяцев заработали столько, сколько за весь 2015 год.

Показатели Газпрома снижаются, но выплаты менеджменту растут. С 2013 по 2016 год зарплаты членов правления «Газпрома» выросли в полтора раза — с 814,47 млн до 1,213 млрд руб. Премии увеличились более чем на 64% — с 715,5 млн до 1,176 млрд руб. И эти суммы получают даже не сотни человек, а всего лишь 13 человек, а в ряде компаний и того меньше. Конечно те, кто несет большую ответственность должны получать больше.

Но ведь в условиях кризиса, когда финансовая отчетность компании ухудшается, нужно соизмерять свои доходы с доходами работников компании и задачами развития страны. Система взимания налогов и льгот выстроена таким образом, что от колебаний цен на нефть в первую очередь страдает государственный бюджет, отчисления которому в виде НДПИ и экспортной пошлины зависят от мировых цен, и население, чьи доходы выступают главным источником пополнения бюджета в условиях, когда Кремль упорно отстраняется от идеи введения прогрессивной шкалы на доходы граждан и предоставляет льготные условия функционирования нефтегазовым компаниям, закрывая глаза как на офшоры, так и на финансовую отчетность последних. Впрочем, вспоминая фразу президента, сказанную еще в 2014 году, что «на бюджет России снижение цен на нефть не влияет» невольно размышляешь над ее смыслом: а не потому ли не влияет, что бюджет видит лишь малую часть тех доходов, которые ему причитаются, так сказать видимую часть айсберга, в то время как власть осознанно закрывает глаза на то, что скрывается под водой и уводится в офшорные глубины.


МИРОВОЕ СОПОСТАВЛЕНИЕ

Россия занимает первое место по добыче нефти, обгоняя своих ближневосточных конкурентов. Казалось бы, что при таких объемах и богатствах страна должна соответствовать по уровню жизни своим конкурентам. Однако это только в теории. На практике получается иная картина. Пока одни снимают сливки в виде нефтегазовой ренты, вторые пытаются «выжить» в условиях сокращения рабочих мест, закрытия заводов, роста цен, задержек заработной платы, повышения налогов и сборов, роста тарифов ЖКХ и прочих прелестей, характерных для современной российской жизни.

Сопоставление России и догоняющей ее по объему добычи Саудовской Аравии говорит явно не в нашу пользу. Средняя заработная плата в России составляет 38 тысяч рублей, в то время как в Саудовской Аравии средняя зарплата составляет 243 тысячи рублей. Зарплата в секторе наука в королевстве равна 175 тысяч рублей, в то время как о российских цифрах и говорить стыдно. В разы отличаются данные по пенсиям. Да и государство заботится о гражданах куда более бережно, чем в России. Например, среди программ поддержки можно встретить такие, как безвозмездная выдача около 5 млн рублей на приобретение жилья, получение каждым выпускником ВУЗа 800 тысяч рублей, получение на каждого новорожденного на счет 600 тысяч рублей. Что есть в России? Материнский капитал на второго ребенка в размере 450 тысяч, да и тот хотят отменить.

Жилье для военнослужащих через десятки лет службы и очередей, а также некие программы поддержки молодых семей в регионах, где субсидирование покупки жилья в лучшем случае может составить 35%. Притом если семья молодая, то есть до 35 лет, при условии, что она еще обоснует, что нуждается в этом жилье, выдержит длительное рассмотрение заявки.

Конечно, глядя на Саудовскую Аравию говорить о справедливом устроении не приходится. Стоит только вспомнить, с какой помпой король приезжал в Россию на прошлой неделе. Но даже при таком явно далеком от модели справедливого государства устроительстве население получает преференции от экспорта нефти, в то время как в России нефть и доходы от ее продажи концентрируются в руках частных компаний, в большей доле минуя бюджет страны.


Пример с себестоимостью нефти весьма показателен. Это уже не первый случай, когда Кремль, с одной стороны, вводит в заблуждение население, а с другой стороны, создает максимально комфортные условия для нефтегазового сектора, который кормит не один семейный клан в России. Кормит, но не народ и не государство.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Итоги недели со Степаном Сулакшином 2017/10/06

«Роснефтегаз» или история приватизированного государства

Шесть лет Путина

Спасет ли Россию «цифровая экономика»?

О бензине и нефти по президенту



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
671
4360
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика