Кризисные тенденции в российской семье: наши дни

Кризисные тенденции в российской семье: наши дни

Автор Надежда Андреевна Хвыля-Олинтер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.соц.н.

Центр Сулакшина опубликовал статью профессора И.И.Климина «Нарастание кризисных тенденций в российской семье в 1990-е годы», посвященную анализу деформаций семейных установок, разрушения статуса семьи и роли в этом государственной политики. В работе анализировались демографические процессы, происходившие в последнее десятилетие ХХ века. Ученый показал, к чему привела модернизация российского общества конца 90-х, проведенная по лекалам западноевропейской модели.

Может быть, это были всего лишь временные проблемы переходного периода? А потом чиновники опомнились, приняли меры, разработали необходимые управленческие стратегии, концепции, программы, переформатировали госполитику таким образом, чтобы преодолеть демографический кризис, восстановить народонаселение, возродить ценность семьи и родительства?

Поддержим предложенную профессором Климиным тему и проследим, как продолжились обрисованные им тренды уже в наши дни.


БРАКИ

Статистика зарегистрированных браков и разводов показывает, что сразу после прихода к власти либералов число россиян, желающих создать семью, стало уменьшаться. К началу ХХI века мы имели минимальное количество брачующихся, затем людям свобода нравов несколько поднадоела, почувствовав некоторую стабильность на фоне высоких цен на нефть, народ потянулся в ЗАГСы. «Провалы» каждые четыре года (начиная с 2000-го) связаны с суеверностью наших соотечественников и нежеланием регистрироваться в високосный год. Однако нисходящий тренд, начавшийся во второе десятилетие текущего столетия, очевиден (рис. 1).

Рис. 1. Динамика зарегистрированных браков и разводов в РФ в пересчете на 1000 человек населения (построено по данным Росстата)

Возможно виновата пресловутая «демографическая яма» и мы всего лишь пожинаем последствия падения рождаемости 90-х годов? Малочисленные дети 90-х выросли, и в возраст, в котором обычно создают семьи, вошло относительно меньше россиян, отсюда и уменьшение доли брачующихся? Смотрим в базе Росстата, в каком возрасте чаще вступают в брак мужчины и женщины — сегодня для тех и других это 25–34. Соотносим численность россиян, находящихся в этом возрасте со статистикой по браку и видим, что демографический фактор здесь не работает (рис. 2).

Рис. 2. Количество браков на тысячу человек и динамика россиян в возрасте, наиболее вероятном для вступления в брак (построено по данным Росстата)

Объяснять начавшееся снижение числа регистрируемых браков нужно нужно социальной нестабильностью и экономическим кризисом, поскольку создание семьи — дело ответственное, как правило, требующее и материальных вложений, и некоторой уверенности в будущем.

Плюс многолетняя пропаганда «европейских ценностей». Отношение к законному браку в российском социуме неоднозначное, мнения по этому вопросу расходятся, и молодежь, конечно, мыслит намного «прогрессивнее» представителей старшего поколения. Ценность семьи постепенно утрачивается. Социологи проводили опрос с разрывом почти в десятилетие, показавший, что число россиян, считающих обязательным вступление в брак, сократилось, а доля высказывающих предпочтение жить в одиночестве увеличилась почти в три раза (рис. 3).

Рис. 3. Динамика брачно-семейных установок россиян старше 18 лет

В центре Сулакшина был проведен экспертный опрос[1] по ценностям современной молодежи и общества в целом. Результаты таковы — заметно системное смещение ценностных ориентаций у молодежи. Чем больше значения, по которым строится график (рис. 4), удаляются от единицы, тем сильнее характеристики сообщества приближаются к характеристикам «человека категориального», то есть идеальному образцу с максимально выраженными положительными свойствами. Молодое поколение часто отличается не в лучшую сторону, в том числе в вопросах ориентации на материальные ценности и отношения к любви, семье и детям. Следовательно, направление ценностного развития социума в условиях либеральной России примерно понятно.

Рис. 4. Соответствие ценностных характеристик россиян категориальному образцу человека «идеального» (по 11-балльной шкале, где 1 — минимальное соответствие, 11 — максимальное)


РАЗВОДЫ

С начала 2000-х число разводов практически неизменно, куда интересней представляется динамика отношения к возможности сохранить семью и изменения мотивов расторжения браков.

Три волны всероссийского опроса дает наглядную картину изменений общественного сознания. В 1990 год большинство россиян (39%) считало, что разводиться можно только когда семья уже фактически распалась и бороться уже не за что. В 2007 году это мнение стало менее популярным (36%), а в 2015-м — такой точки зрения придерживались уже 27% наших соотечественников. В том же опросе фиксируется все большая актуализация материальных вопросов, которые становятся сдерживающим фактором для желающих освободиться от семейных обязанностей, но идет ли это на пользу семейным отношениям — большой вопрос (рис. 5).

Рис. 5. Изменения отношения россиян к разводу

С чего такой рост значимости материального фактора?

Во-первых, либерализм все эти годы успешно взращивал общество потребления. Во-вторых, реальное неблагополучие большинства российских граждан все эти годы усиливалось, параллельно с активизацией установок на потребительство росло и социальное неравенство. Напряжение, вызванное дистанцией между богатыми и бедными, продолжает повышаться. За постсоветский период доля людей, озабоченных проблемой неравенства, заметно увеличилась (рис. 6).

Рис. 6. Ответы россиян на вопрос «Насколько сильна в России напряженность между бедными и богатыми?»

Относительно причин, которые могут помешать разводу, можно отметить следующее — в 1990 году абсолютным рекордсменом в этом была невозможность «поделить» детей между родителями, с большим отрывом следовала сложность процедуры расторжения брака и проблемы с разделом жилья. В 2015-м сама неприятная процедура пугать людей перестала, а ее место в тройке заняла материальная зависимость одного из супругов. За период либерального правления планомерно разрушались семейные установки, население впитывало «свободу нравов», становясь при этом все больше скованным и подневольным в финансовом отношении.


РОЖДАЕМОСТЬ

Современная Россия — страна с одним из самых низких коэффициентов рождаемости (СКР), который в 2016 году составил 1,61. По величине СКР за прошлый год наша страна оказалась на 179-м месте в мире. Такое значение коэффициента не позволяет говорить даже о простой воспроизводимости поколений, а для выхода из накрывшего страну демографического кризиса СКР должен быть не менее 3,5.

Самое низкий СКР наблюдался в 90-е, затем последовал постепенный рост его значения, наметился тренд, сложившийся, скорее всего, в результате обретения относительной стабильности в стране в целом, точнее, после того, как страна несколько пришла в себя от шока периода перестройки. Но на уровень России до либеральных реформ в наши дни мы так и не вышли (рис. 7) и вряд ли выйдем в текущих условиях.

Рис. 7. Суммарный коэффициент рождаемости (СКР) в России (построено по данным Росстата)

Исследования показывают, что изменяется и календарь рождений детей.

Увеличивается интервал между началом супружеской жизни и рождением первого ребенка. До 90-го года первенец появлялся на свет примерно спустя год (11,7 месяцев), в начале 2000-х — через 15 месяцев, во втором десятилетии ХХI века интервал составил уже 20,3 месяцев. Кроме того увеличивается и интервал между рождением первого и второго ребенка у состоящих в первом браке — с 3,5 лет в 90-е, до 5 лет в 2000-е и почти 6 лет в наши дни (рис. 8).

Рис. 8. Изменения календаря рождения детей

Всероссийский опрос Центра Юрия Левады фиксировал изменения установок на детность. Выяснилось, что с 90-х последовал рост числа россиян не желающих иметь детей вовсе — с 4% в 1991 году до 11% в 2010-м (рис. 9).

Рис. 9. Доля россиян, указавших, что даже при всех необходимых условиях детей иметь не хотят

Интересно, что в 2015 доля потенциальных «чайлдфри» в российском обществе резко уменьшилась, несмотря на начавшийся экономический кризис. Это можно объяснить эмоциональным подъемом на фоне масштабной конъюнктурной апелляции чиновников к национальным вопросам, патриотическим идеям и т.д. Однако сейчас настроения народа начинают вновь меняться, уровень доверия к власти снижается, очарованность пропагандируемыми успехами страны проходит. Скорее всего, это отразится и на репродуктивном поведении россиян.

А может это просто отсутствие веры в то, что в современной либеральной России, при текущем унизительном отношении к народу эти идеальные «необходимые» условия вообще могут когда-то сложиться. Экономическая ситуация в стране такова, что число бедных людей стремительно растет, в эту категорию практически с гарантией попадают семьи с детьми, в том числе многодетные семьи. Сегодня материальное положение таких семей таково, что у каждой третьей из них не хватает денег на покупку одежды и оплату ЖКХ. А в 2016 году всего за один месяц (с сентября по октябрь) существенно увеличилась частота негативной субъективной оценки многодетными семьями своего материального положения — с 16 до 25%. Девяностые давно канули в прошлое, и должно быть, сегодня государство материально поддерживает российские семьи в достаточной степени?

Оказывается меры государственной поддержки на принятии решения о рождении детей отражаются далеко не всегда, хотя в определенной степени и являются стимулом для образования многодетной семьи. 63,1% женщин, дети у которых первый ребенок появлялся после 2007 года, заявили, что меры госпомощи этому никак не способствовали. 49% имеющих двух детей и 43% имеющих трех детей придерживаются такого же мнения.

Размер пособий на детей — это вообще отдельная песня. Например, в относительно благополучной Москве студенческим семьям государство щедро выделяет на продукты питания детям до 3-х лет целых 1875 рублей в месяц. А многодетным семьям с (внимание!) пятью и более детьми на продукты питания малышей до трех лет полагается 675 рублей ежемесячно. Для сравнения. Премирование топ-менеджеров «Роснефти» только за первый квартал 2017 года составило «скромные» 1,5 млрд. руб. А совет директоров «Газпрома» недавно предложил акционерам проголосовать за вознаграждение членам совета с июля 2016 по июнь 2017 года в размере 245,4 млн. руб. Требование нескольких депутатов запросить у правительства информацию о премиях в «Роснефти» и «Газпроме» Госдума отклонила. Быть может в стране «денег нет», но сегодняшние приоритеты либеральной власти вполне очевидны.

Можно перечислять и другие «достижения» — колоссальное социальное неравенство, превращение образования в услугу, разгром института бесплатных детских спортивных секций, упорная и планомерная атака сознания россиян евро-«ценностями» и т.д.

Кризис института семьи и проблемы с рождаемостью в России одной материальной неустроенностью не объяснишь, исследования[2] показывают, что роль этого фактора гипертрофируется, а влияние идейно-духовного начала игнорируется. Современные россияне не понимают, в какой стране они живут, в чем заключаются ее основные ценности и идеи, какова глобальная стратегия ее развития. Двухтысячные — это продолжение 90-х, смены курса не происходило. Надежды, появившиеся в 2014-м, снова не оправдались. Последовательная деградация ценностной системы, разрушение национальной идентичности, провальная госполитика народосбережения, осуществляемая более четверти века, и, наконец, обнищание населения — вот печальные, но закономерные результаты либерального управления и причины кризисных тенденций в российской семье, преодоление которых жизненно необходимо для того чтобы Россия была сильной, да и просто существовала.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Сулакшин С.С., Хвыля-Олинтер Н.А., Кравченко Л.И. Динамика портрета современной российской молодежи. Труды Центра научной политической мысли и идеологии. Вып. №21, июнь 2016 г. — М.: Наука и политика, 2016. — С. 22. / URL: https://rusrand.ru/library/proceedings/dinamika-portreta-sovremennoy-rossiyskoy-molodeji

[2] Государственная политика вывода России из демографического кризиса / Монография. В.И.Якунин, С.С.Сулакшин, В.Э.Багдасарян и др. Под общей редакцией С.С.Сулакшина. 2-е изд. — М.: ЗАО «Издательство «Экономика», Научный эксперт, 2007.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Нарастание кризисных тенденций в российской семье в 1990-е годы

Демографическое состояние современной России

Итоги 2016 года

Социально-экономическое положение россиян в кризисный период

Динамика портрета современной российской молодежи

Социально-экономическое положение россиян в кризисный период

Вызов культурной дерусификации (россиефобии) и государственный ответ

Проблема инокультурной ювенальной юстиции в современной России

Высшие ценности российского государства



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1090
4518
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика