Философия нищеты: почему бедные россияне продолжают поддерживать власть

Философия нищеты: почему бедные россияне продолжают поддерживать власть

Народное безденежье вовсе не так плохо для политической стабильности, как может показаться на первый взгляд.

Нам было непросто, но, похоже, самое трудное позади. «Путин потребовал увеличить доходы россиян», — гласит свежая новость. И не так уж важно, что реальность, как водится, чуть скромнее медийной презентации: речь идет не обо всех россиянах, а жителях нескольких регионов «с уровнем социально-экономического развития ниже среднероссийского». Важен сам принцип: президент может потребовать — и доходы начнут расти!

Вот она, забота о народе, в ее первозданном виде — в тексте перечне поручений президента по итогам совещания с членами правительства: «Правительству РФ совместно с органами государственной власти субъектов РФ обеспечить реализацию индивидуальных программ социально-экономического развития регионов с уровнем социально-экономического развития ниже среднероссийского достижение конкретных целевых результатов в виде опережающего роста реальных денежных доходов населения и инвестиций в основной капитал».

Ниже перечислены регионы, которым предстоят радикальные перемены к лучшему: Республика Адыгея, Республика Алтай, Республика Калмыкия, Республика Карелия, Республика Марий Эл, Республика Тыва, Чувашская Республика, Алтайский край, Курганская область, Псковской области.

Несколько удивляет, правда, краткость этого списка. Как и критерии отбора. Возьмем, к примеру, Северо-Западный федеральный округ. Среднедушевые доходы в Новгородской области (25 756 рублей по итогам 2020 года) еще меньше, чем в соседней Псковской (26 114 рубля) или в Карелии (31 854). Но новгородцы в список почему-то не попали. Как и множество других регионов-«нищебродов».

Ну да ладно. Критерии могут быть разными. Да и надо же, в конце концов, с кого-то начинать! Плохо лишь то, что начало так затянулось. Что бы президенту распорядиться об опережающем росте наших доходов тогда, когда начали стремительно падать — семь лет назад! И не в отдельно взятых регионах, а в масштабах всей страны.

Напомним, что с 2014 года реальные доходы населения России сократились в среднем более чем на 10 процентов. За прошлый год — на 3,5 процента. Это, уточним, данные Росстата. По ощущениям, кого ни спроси, падение было намного более существенным.

Согласно той же щадящей наши глаза и уши официальной статистике, число нищих граждан России — тех, чьи доходы ниже прожиточного минимума, — выросло по сравнению с 2013 годом на 4,1 миллиона человек. С 15,5 до 19,6 миллиона. На фоне этих цифр совсем не удивляют свежие данные Центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка: потребление говядины в России снизилось в 2020 году по сравнению с прошлым годом — до 1,94 миллиона тонн. Минимальное значение за последние десять лет. Понятно, что дело тут не обошлось без пандемии, вызвавшей в числе прочего сильнейшее проседание ресторанного бизнеса. Но ясно также, что дело отнюдь не только в зловредном КОВИДе. Отраслевые эксперты честно предупреждают, что доступнее, народнее» говядина не станет и после выхода из коронакризиса. Что этот вид мяса становится «премиальным».

Нет, впрочем, худа без добра: чем ниже доходы россиян, тем меньше ни в чем не повинных коровок идет на закланье и съеденье. А там, глядишь, и на улице свинок с курами начнется праздник.

Да и с точки зрения сохранения политической стабильности, если разобраться, народное безденежье вовсе не так плохо, как может показаться на первый взгляд. Революции ведь устраивают две категории граждан: те, кому нечего терять, кроме своих цепей, и те, кто может себе позволить некоторые потери, у кого есть запасец, дающий возможность вести себя достаточно независимо.

Наиболее же верные сторонники власти — это, по идее, те, кто живет на грани выживания, не имея за душой никаких накоплений. Кто полностью зависит от сегодняшнего маленького, но стабильного ежемесячного дохода. И для кого, соответственно, малейшая политическая нестабильность чревата падением в пропасть нищеты. Социология, кстати, полностью подтверждает этот тезис: ядерный электорат власти — пенсионеры и бюджетники.

Нет, это, конечно же, не означает, что власть сознательно держит народ в черном теле. Власть, разумеется, хочет как лучше, хочет, чтобы жить стало лучше и веселей. Однако по причине обстоятельств непреодолимой силы получается «как всегда». Этот печальный опыт заставляет, откровенно говоря, усомниться и в исполнимости последних президентских распоряжений.

Хотя можно найти другое объяснение неудачам: нельзя исключать, что, стремясь всей душой облагодетельствовать народ, власть подсознательно все-таки понимает: слишком баловать нас тоже нельзя. Себе дороже.

Источник


Автор Андрей Владимиров / МК.ру

Фото: Наталья Мущинкина



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1442
3663
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика